В бабочке

* * *


Случайно увидел в новостях сообщение о неординарном событии: грузовик столкнулся с вертолётом, причём, не на земле – что было бы заурядно – а в воздухе.
Инцидент произошёл на заключительном этапе ралли-марафона «Дакар»-2021. Во время спецучастка (то есть, полосы препятствий) вертолёт организаторов решил пролететь прямо над грузовиком нашего гонщика. В этот момент грузовик подпрыгнул на трамплине да так, что задел крышей один из полозьев вертолёта.
К счастью, удар был не очень сильный, поэтому пилот вертолёта удержал управление и поднялся выше. Что касается грузовика, то он получил повреждение воздухозаборника, но сумел завершить спецучасток, и наш гонщик в итоге выиграл ралли.
Я человек от спорта далёкий, но в детстве со мной тоже произошло нечто подобное и почти столь же нетривиальное: я разбил люстру пылесосом. И я не шучу сейчас.
Пылесос был мощный, присасывался к полу, я – человек неловкий (это у меня от природы): приложил рычаговое усилие к трубе, она взметнулась ввысь, и насадка жахнула по плафону.
Не «Дакар», конечно, но у каждого – своё ралли по жизни.



В бабочке

* * *


Диалектика: кто-то второй день растерянно осматривается на работе – после праздничной декады, а у кого-то лишь второй день как закончилась новогодняя страда.
Но жаловаться не буду: любимая работа не перестаёт быть таковой, даже если её порой слишком много.
Перевоплощаться из экскурсовода в Деда Мороза и обратно – это отдельный квест: весёлый, хотя и утомительный.



Конечно, в таком плотном потоке многое зависит от группы: после одной – порхаешь пташкою дальше, после иной – лежишь на стульях, отдуваясь, как рыба на отмели.
Была в числе прочих группа студентов одного из московских вузов, поразившая меня своей адекватностью. Речь не о познаниях – тут, увы, всё вполне в духе времени – а о спокойной внимательности, живой реакции и в хорошем смысле податливости: слушать – слушают, общаться – общаются, петь – поют, танцевать – танцуют (тут уже без меня). И никакой натасканности и жёсткого контроля: на сорок студентов – всего два преподавателя, и те, кажется, слова не произнесли.
И – что тоже важно – приятные на вид ребята: барышни поголовно прелестны и парни – по-мужски красивы. И глазами все улыбаются.
Не хотите ли угадать, из какого они вуза?

Collapse )



В бабочке

Новогодний сюрприз


Листая старую тетрадь расстр... (зачёркнуто) ленту фейсбука, наткнулся вдруг на сообщение, что в свежем шоу "Голос" победила некая Яна Габбасова из башкирского города Нефтекамска.
Это шоу я – за вычетом того года, когда там победили две красотки-татарочки (ради них пришлось сделать исключение), – не смотрю, но тут что-то щёлкнуло. Полистал свой ЖЖ архив - и точно: весной 2016 года журил я в Казани конкурс бардовской песни (без большой, признаюсь, охоты журил), и единственная выступающая, которой я поставил высший балл, была вот эта Яна с жалостливым городским романсом в жанре "По полю танки грохотали у кошки четыре ноги". Причём, я, похоже, был единственным, кому она понравилась: на том конкурсе её прокатили.
И вот те нате.
Посмотрел на неё нынешнюю, послушал пару номеров: от оценок воздержусь, хорошо, что не надо мне их теперь выставлять.
Но – ради забавы посмотрите и сравните: четыре с половиной года – большой срок. Ролик из "Голоса" найдёте сами, небось.



С Новым годом! Встретимся после десятого: ухожу в ёлки.



В бабочке

С Новым Годом!


Личные итоги года подводить не буду: главное – жив и сравнительно здоров, чего и вам желаю; а вот о родных и близких – упомяну.
Про отцовскую новую книгу уже писал, про дочь, что с первого раза в московские театральные ВУЗы не прошла, но в казанском театре уже играет, тоже;

Collapse )

я про несравненную мою супругу расскажу. Не про то, как она вчера в Большом концертном зале Татарстана пела Таривердиева под оркестр – это понятно, я про другое.
За время карантина жена моя увлеклась шитьём, закончила онлайн курсы и вот пожалте – платье себе сшила.

Collapse )

И вам успехов, дорогие мои! До встречи в Новом году!



В бабочке

* * *


Будучи вожатой в лагере, дочь записала за ребёнком следующий смысловой ряд: «Библия – Папа – Ноги – Путин – Путин» (Путин именно два раза), думая, что позже восстановит в памяти весь разговор, но, хоть застрелись, не смогла потом вспомнить, о чём шла речь…
Может быть, у вас есть версии?



В бабочке

Не особенно вежливы, но и не слишком злы...


Моя питерская френдесса – знатная швея, руководитель трикотажной модной мастерской – зашивается в прямом и переносном смысле: заказов – выше сил.
Совсем беда с работой, – говорит (в смысле – слишком много): уже ничего не успеваю, рвут на мелкие кусочки, открываю книжку с перечнем дел, закрываю и иду искать валидол, все допинги перепробовала кроме кокаина, эмоции уже не подзаряжаются…
Я, конечно, очень сочувствую (и совсем чуть-чуть завидую), потом интересуюсь: а зачем же людям столько новых нарядов – во время карантина? Где их выгуливать? И всё – трикотаж?
Она отвечает: да черт их знает, нет, не только трикотаж, ещё кашемиры. Больше половины – кашемиры. Сегодня одной дамочке купили материала на 26 тысяч. Она ещё привезла пиджак мужа от Миссони – копию к Новому году сделать.
Ясно, говорю. Нынче – время коз. И их мужей.



В бабочке

* * *


Вот уж кого карантином в уныние не привести, кому он даже на пользу, можно сказать, так это моему отцу.
Новая книга – как с куста! И всё – не выходя из дома: написал, отослал, издали издали и привезли тираж. Учитесь!
Что касается содержания, то, судя по названию, должно быть что-то актуальное, не иначе.
Нет, что такое эндотелий, я смутно себе представляю, но объяснить не могу.





В бабочке

И о погоде...


Строго говоря, казанская осень в этом году длилась менее месяца.
Последним летним днём было 15-е октября – плюс 18 (и это не был отдельный исключительный день: вся неделя до того была выше плюс 15-ти), а 14-го ноября уже настала зима – минус 6.
Такой короткой осенней депрессии не припомнить: не успеешь настроиться на тоску, как пора на лыжи!
Конечно, вечерами бывает – накатит неуют: особенно в момент, когда голова уже ничего не соображает, а туловище ко сну ещё не готово; остаётся лишь тыкать в кнопки телевизора, раздражаясь на всё, что оттуда раздаётся. Но тут помогает испытанное средство: мат как снотворное.
Материться на людях в последние годы как-то не приходится: контингент вокруг не тот, а вот наедине с собою... Не уверен, что поможет каждому, но мне – безотказно. Надо со вкусом обложить любого, кто обращается к тебе с экрана, причём, желательно по-скоморошьи – в рифму. Ну, как «здрастье – потолок покрасьте», только посолёней – с матерком.
Он «открылось бьеннале», а ты «мы тебя …», он «забил третий мяч», а ты «сам себя …», ну, и так далее.
Через какие-то полминуты подобных экзерсисов душу охватывает блаженный покой, а тело мягко клонит ко сну.



В бабочке

Когда везёт


Признаться, не припомню, случалась ли со мной когда-нибудь классическая история: уронить и разбить насущную бутылку водки. Возможно, в молодости, когда доводилось перебарщивать с этим делом, и бывало, но – честно не помню.
Зато вчера случилось удивительное.
Мой самарский тесть летом прислал литр своего фирменного самогона на дубовой коре. Уже осенью я его (не тестя, а самогон) разместил на балконе – чтоб холодненького, под настроение. Одна проблема: литровая бутыль по вертикали ни на одну полку балконного стеллажа не встаёт: прислонил её по диагонали – понимал, что неустойчиво, но поленился искать более надежный вариант.
И вот – после прогулки с собакой, с морозцу, перед ужином, налил себе рюмочку, ставлю бутыль на место, она выкручивается с полки и летит на плиточный пол. Пока летит, я ещё успеваю подумать: жалко – мало теперь пью – и до половины ещё не опростал; а бутыль, прибалконившись донышком, ведёт себя странно: слегка отскакивает от кафеля и, нетронутой, ложится на бок.
И лишь приткнув её надёжно под стеллажом – рядом с упакованной новогодней ёлкой, я замечаю на месте её приземления кисточку с надломленной ручкой, купленную как-то моей несравненной супругой для её лако-красочного хобби.
Оказалось: литраха, падая, прежде смахнула с полки кисточку и упала точно на неё, как на подстеленную соломку.
Полагаю, судьба оценила мою теперешнюю умеренность в питии и разрешила и дальше – понемножку.