gomazkov (gomazkov) wrote,
gomazkov
gomazkov

Categories:

Теплоходное. Соловки.


Хочу поделиться своими сильными, но сумбурными впечатлениями, впрочем, сразу оговорюсь: они будут самыми субъективными, поверхностными и описательными, так как полдневное пребывание лишь на одном – самом большом острове архипелага не даёт ни сколько-нибудь ясного представления об этом месте, ни права делать какие-то выводы, а быть может, невоцерковленному человеку вообще не дано здесь что-либо понять.


Соловки напомнили мне огромный, сильно заветренный винегрет, а стойкий, ощущаемый повсюду запах гниющих водорослей усиливал ассоциацию.
Мы шли по пыльной дороге от потрёпанного жизнью причала через заросшие лопухами дворы, минуя многочисленные развалины советских построек и немногочисленные сувенирные лавки – к монастырю, мощь которого потрясала уже издалека: особенно камни фундамента – Мачу Пикчу отдыхает!
Правда, сразу бросилось в глаза разностилье куполов: рядом с наборной осиновой главкой XVI-го века торчал совершенно питерский позолоченный шпиль XVIII-го, но я не архитектор, может, это и красиво.
В таких местах очень важно, чтобы попался хороший экскурсовод.
Например, в Кижах вдохновенная старушка – педагог по основной профессии – провела нас по и без того восхитительному с музейной точки зрения острову (души добрых музейщиков после смерти наверняка попадают сюда) на одном дыхании, и даже когда, прощаясь, она в трёх словах призвала присоединиться к учению о каких-то энергиях и вручила желающим пару брошюр, это не испортило общих впечатлений: искреннего, расположенного к людям человека часто заносит в какую-то секту – не агрессивную и ладно.
Наша соловецкая экскурсоводша была приятной общительной барышней, но с первых же её слов я изумлённо констатировал, что она совсем не произносит букв «р», «л» и «с». Спустя пару минут я с не меньшим изумлением обнаружил, что адаптироваться к такой речи вполне можно, и вскоре понимал уже почти всё, однако, это требовало немалых сил.
В монастыре, несмотря на воскресный день, кипела реставрационная работа: стучали какие-то механизмы, рабочие возили тачки со строительным мусором, но затрудняло движение не это, а несоответствие ширины монастырских галерей и лестниц огромному количеству туристов.
Пару раз, столкнувшись со встречной группой, мы застревали в серьёзных пробках и медленно расходились бочком, обтирая свежую побелку.
Ну, и, конечно, чайки – эти вечные спутники хаоса.
Вообще, я люблю птиц, но эти…
В стихах я обозвал их поморниками: не уверен, что правильно (поморники, кажется, живут ещё севернее-ледовитее), но назвать их простыми чайками тоже не поворачивается язык.
Они погнались за нами ещё в море, пяток повис над кормой нашего катамарана, не отставая: огромные (больше привычных городских вдвое), желтоклювые, белые снизу и чёрные сверху, они висели на расстоянии вытянутой руки, хищно вращая головами в ожидании подачки, а увидев оную, рвали прямо из пальцев.
В монастыре парочка их собратьев уселась на кресте главного собора, пронзительно оглашая округу неописуемыми звуками, напоминающими то кошачий мявк, то пёсий вой, а то саркастическое хихиканье.
Мой покойный попугайчик, жутковато хохотавший голосом моей тёщи, был сущим ангелом по сравнению с этими посланцами, не скажу, чего.
Я видел, как одна из таких гарпий заложила крутой вираж над туристической толпой и, ловко развернувшись брюхом вперёд, пальнула в кого-то помётом.
Говорят, монахи сами прикармливают их, не давая гонять, не знаю, так ли это: за три часа, проведённые в монастыре, я видел лишь одного монаха, – он тихо крался вдоль стены, как тень.
Словом, я всё же не выдержал полной экскурсии и сбежал.
Признаюсь, очень захотелось выпить водки. Хотя бы пива.
Но единственное кафе на причале живо напомнило видом своим старые добрые забегаловки середины 90-х, а дух лежащей на солнце рыбы заставил меня сбежать к морю.
Запах водорослей, по сравнению с кафешным, уже не был столь неприятен; я присел у воды, расположившись так, что прямо передо мной покачивались две живописные лодочки на привязи, слева вдали раскинулся величественный ансамбль монастыря, а справа портовый кран неспешно разгружал лесовоз под добродушный матерок приёмщика брёвен, и тут я впервые почувствовал себя на своём месте.
Северное солнышко казалось безобидным, ветер был прохладен, поэтому вечером того же дня я очень удивился своему багровому опалённому лицу.
Зато теперь могу почти с гордостью, не кривя душой, сказать, что загорал на Соловках.
Да, а водки я всё же выпил – в катамаранном буфете на обратном пути.
Поднося мне сто грамм в пластиковом стаканчике, бармен вполне обычного (хоть и с бородкой) вида сказал мне ласково:
- Спаси Господь!



Tags: были, лично
Subscribe

  • Вверх до Нижнего

    В этом году удалось поплавать лишь два дня – курам на смех! Однако, учитывая обстоятельства, спасибо и на этом. СЕЛО КОКШАЙСК Из Кокшайска в…

  • ДО УРАЛА И ОБРАТНО

    Вот, поплавал немного, хоть есть повод показаться в свете. КАМСКОЕ УСТЬЕ Зря нас искушаешь, аспид, мутной истиной в стакане. Сами…

  • К ЦАРИЦЕ И ОТ НЕЁ

    Всех приветствую – вернулся! РЕКА УСА Круты обрывы меловые по берегам реки Усы. Покрутишь, как пират, усы: не тут ли мы купцов ловили? И…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments

  • Вверх до Нижнего

    В этом году удалось поплавать лишь два дня – курам на смех! Однако, учитывая обстоятельства, спасибо и на этом. СЕЛО КОКШАЙСК Из Кокшайска в…

  • ДО УРАЛА И ОБРАТНО

    Вот, поплавал немного, хоть есть повод показаться в свете. КАМСКОЕ УСТЬЕ Зря нас искушаешь, аспид, мутной истиной в стакане. Сами…

  • К ЦАРИЦЕ И ОТ НЕЁ

    Всех приветствую – вернулся! РЕКА УСА Круты обрывы меловые по берегам реки Усы. Покрутишь, как пират, усы: не тут ли мы купцов ловили? И…