gomazkov (gomazkov) wrote,
gomazkov
gomazkov

Categories:

Поругание боли


Знаменитая крылема Герцена «мы не врачи – мы боль» была впоследствии поднята на щит многими отечественными художниками слова (а я буду говорить сейчас именно о таковых).
Однако, если обратиться непосредственно к первоисточнику –
«Требование лекарства от человека, указывающего на какое-нибудь зло, чрезвычайно опрометчиво. Христиане, плакавшие о грехах мира сего, социалисты, раскрывшие раны быта общественного, и мы, недовольные, неблагодарные дети цивилизации, мы вовсе не врачи – мы боль; что выйдет из нашего кряхтения и стона, мы не знаем – но боль заявлена.»
– станет ясно, что Герцен говорит эти слова с сожалением, почти со стыдом: ему – классическому аристократу-демократу – неловко, что он может так мало: всего лишь констатировать боль – ни лекарства, ни даже диагноза.
Другие потом стали произносить это с гордостью.


Положим, во времена жестокой цензуры само заявление боли было смелостью (хотя не всякая смелость автоматически достойна уважения), теперь нет и того.
Теперь, начитавшись в меру сил и здоровья нынешних инженеров душ, я смею откровенно заявить, что решительно отказываю боли в каком бы то ни было созидательном начале.
Я бы мог сказать, что боль, напротив, унизительна, но не скажу и этого.
Боль – есть просто боль. Жизнь, как верно заметил Чехов, – морковка, а боль даже проще морковки.
Все мы испытывали боль, все мы приносили боль, все мы знаем, что это такое, даже если не признаёмся в этом.
То, что лечение должно быть болезненно, – постулат костоправов позапрошлого века; медицина с тех пор заметно выросла, научившись бороться и с болезнью, и с болью – как её проявлением – одновременно.
Но литература не хочет взрослеть, потому что взросление – это ответственность.
Писатель (журналист, блогер) причиняющий боль сознательно – садист или мазохист, или оба вместе. Больше ничего. Никаких высоких оправданий у него нет и не может быть.
Он либо перекладывает свою боль на окружающих, не в силах терпеть её в одиночку, либо имеет с чужой боли свой профит.
Я не буду сейчас – в противовес Герцену – цитировать популярные выписи обезболивающего характера: про честь безумцу, который навеет человечеству сон золотой, или про то, как хорошо молчать, скрываться и таить; я просто хочу предостеречь Вас, мои друзья и особенно подруги.
Не доверяйте тому, кто несёт Вам боль. Он не желает Вам добра. Он использует Вас. Ему хорошо оттого, что Вам плохо.



Tags: лично
Subscribe

  • * * *

    Моя собака – формалистка. У неё есть жёсткие представления о красоте и уродстве форм. Например, ей нравится всё японское. Нет, суши и роллы мы ей…

  • * * *

    Каждое утро я минуту стою в планке. Стою и считаю секунды, потому что положить перед собой секундомер ленюсь. Конечно, утра у человека моего…

  • * * *

    Дочь работает вожатой в лагере, устаёт от детей, конечно. Особенно от некоторых. Например, есть там один шестилетний джентльмен по имени Марк,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 121 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • * * *

    Моя собака – формалистка. У неё есть жёсткие представления о красоте и уродстве форм. Например, ей нравится всё японское. Нет, суши и роллы мы ей…

  • * * *

    Каждое утро я минуту стою в планке. Стою и считаю секунды, потому что положить перед собой секундомер ленюсь. Конечно, утра у человека моего…

  • * * *

    Дочь работает вожатой в лагере, устаёт от детей, конечно. Особенно от некоторых. Например, есть там один шестилетний джентльмен по имени Марк,…