gomazkov (gomazkov) wrote,
gomazkov
gomazkov

Category:

* * *


Вспоминая свой давний разговор со знаменитым диссидентом Абрамкиным, по-новому осмысливаю то, что он сказал тогда о внетрагедийности сталинских репрессий. И привёл случай из жизни: некую женщину забрали прямо со свадьбы, в белом платье, и сунули в воронок с уголовниками; а следователь, увидев потом, что с нею там сталось, сказал несколько даже смущённо: «Ну, вот не хватает транспорта у нас…»
Было ли это на самом деле или нет, сейчас не столь важно, но смысл понятия «внетрагедийность» ясен: трагедия, помимо беспредельных страданий, предполагает некий духовный выход или нравственный вывод, в идеале – катарсис, а из данной ситуации ничего этого не вывести – только унижение и беспомощность.

Собственно, такой вывод и делал, например, Шаламов.
Солженицын пытался делать другой, но, на мой взгляд, не очень убедительно: клеймил людоедскую власть, что понятно, но унижения и беспомощности ничуть не отменяет; клеймил и покорность народа – дескать, встречали бы энкаведешников топорами, небось, и репрессий бы не было – но когда самого его на фронте арестовывали, при нём, наверное, было табельное оружие, не топор какой-нибудь, что ж не пустил его в ход?
То, что я прочёл и узнал о том времени, живёт во мне, болит и будет болеть всегда. Но никакая новая книга, никакой новый фильм, вообще, никакая новая информация – уже давно ничего к моей боли не добавляет. Получается, эту тему я для себя закрыл.
А, скажем, тему Отечественной войны – не закрыл: отзывается до сих пор – и болью, и сочувствием, и благодарными слезами, и тем самым очищением, в конце концов.
Конечно, дело тут и в том тоже, что конкретно мою семью репрессии не коснулись вообще, а война коснулась – и ещё как. В чём нет ничего уникального: пострадавших в той войне на порядок больше, чем пострадавших от репрессий – хотя и там, и там миллионы – простую арифметику тоже глупо отрицать.
Но не только в этом.
Отнюдь не имею в виду, что все – день и ночь воспаляющие эту тему – наживаются на ней: таковых, уверен, абсолютное меньшинство – хотя бы за узостью соответствующей кормовой базы. Большинство просто не знает, что с этой болью делать – болит ведь, не проходит. Вот и ковыряют от безысходности.
Об этом чувстве очень точно писал в дневниках Нагибин:
«Каким непереносимым должно быть страдание нетворческих людей. Ведь их страдание окончательно, страдание «в чистом виде», страдание безысходное и бессмысленное, вроде страдания животного».
Отсюда все эти абсурдные в своей утопичности мечты о всенародном покаянии и инфантильно успокаивающие мысли о том, что пока в «этой» стране всё не переменится (а оно не переменится), ничего хорошего здесь не будет, а потому и с меня – взятки гладки.
Как быть с этой болью – сам не знаю, единого рецепта нет. Наверное, роман нужен.
Может быть, просто не написан ещё «Война и мир» про ту эпоху – время не пришло? Или просто я такого романа не читал. Да, Гроссман хорош, но лично меня он не выручает.
Мне, пожалуй, только один роман на эту тему в своё время понравился: «Факультет ненужных вещей» Домбровского. Хотя бы потому, что это настоящий роман – полный событий и страстей, и персонажи там – люди, а не агнцы, ведомые на заклание.


Tags: впечатлизмы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 89 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →