September 19th, 2013

В бабочке

* * *


С годами всё отчётливей начинаешь видеть, как мало в тебе твоего собственного и как много от родителей.
Например, моя неудержимая – ничем профессионально не подкрепленная – тяга к сцене подарена мне ими: отец в молодости был звездой университетской самодеятельности, а мама, не имея музыкального образования, руководила факультетским хором, причём аранжировки писала сама. Вернее, не писала, так как не знала нот, а просто придумывала их и голосом показывала партии и сопранам, и басам, и прочим.
Как пели родители мамы, я не слышал никогда, но старшая двоюродная сестра моя помнит, что у нашей маленькой еврейской бабушки был красивый высокий голос, а наш огромный крестьянский дед-профессор, обтягивая на даче диван, вдохновенно напевал звучным баритоном: «Не шей ты мне, матушка, красный сарафан».
Что же до отца моего папы, то он был комиссаром.

Collapse ).