September 5th, 2014

седой

Рьяные таксы


Мой добрейшей души приятель – поэт Герман Лукомников – фигура в московской богеме небезызвестная: желающие подробностей могут прочесть о нём в Википедии.
Герман – поэт чистой, незамутнённой никакими заумными философиями поэтической игры: мастер палиндрома, каламбура и анаграммы. Его блестящими миниатюрами можно насладиться в журнале lukomnikov_1
Недавно мне посчастливилось подсказать ему одно единственное слово, которое стало вишенкой на торте, и прекрасное и без того стихотворение превратилось в подлинный шедевр.
Вот оно:

Таксы рьяно рыли норы,
Так сырья нарыли горы.

А вот наша трогательная переписка по данному поводу: http://lukomnikov-1.livejournal.com/1028813.html#comments
Это, вроде бы, вполне бессмысленное двустишие прекрасно со всех точек зрения: и по звучанию, и по логике сюжета (таксы действительно норные охотники и, когда они – в погоне за барсуком или лисицей – вкапываются в землю, из под их крепких когтей веером летит разнообразное «сырьё»), а уж какой глубокий смысл можно здесь нарыть!
Собственно, Герман сам такая такса, которая безрассудно и бескорыстно, не спрашивая о таксе, роет свои тысячи тонн словесной руды в поисках малого, но дорогого золотника.
Может быть, в этих поисках для него заключён некий магический смысл – не знаю, я не спрашивал – а, быть может, цель его – простая крупица невинной детской радости в сером грунте наших буден.
От меня в российской словесности вряд ли останется хоть строка – говорю об этом спокойно, без самоуничижения и без кокетства – а от Германа, вполне вероятно, останется что-то: он роет старательнее и честнее, – так вот, не исключено, что и моя вишенка въедет на его тортике в эту нору, а почему нет?