November 4th, 2014

седой

Берлин "Cheek to Cheek". Исполняют Элла Фицджеральд и Луи Армстронг.


Отчётливо помню момент, когда я впервые услышал Эллу Фицджеральд по радио: было мне тогда лет семь-восемь. Американцы редко гостили в советском эфире, но тут – видимо, в связи с курсом на разрядку международной напряжённости – из радиоточки на кухне зазвучал этот невозможный голос.
Я обомлел. На меня будто пролился с небес золотой дождь пополам с мёдом: три минуты я стоял, не шевелясь и прижмурившись.
А следом вдруг захрипел Армстронг. Я аж подскочил: по моей разомлевшей душе старина Луи прошёлся тяжёлым рашпилем.
Но – странное дело – его наждачный голос не сдирал золотого мёда, а как будто втирал его в меня ещё глубже, умножая блаженство.
Потом они с Эллой запели вдвоём, и мне сразу представилась картина: змея танцует с ежом (я любил животных). Они – единое целое: она гладка, блестяща и царственно спокойна; он – на вид страшноват, колюч, но бесконечно добр и великодушен: он никогда не потревожит её неловким прикосновением.
На ролике под катом – песня, которую я перевёл, звучит фактически трижды: сначала поёт он, потом – она, потом – вместе.
И, вот думаю я, что ничего прекраснее на свете и не бывает; вернее – не так: на свете бывает много всякого разного прекрасного, но уже этого одного достаточно, чтобы прожить счастливую жизнь и помереть, ни о чём не жалея.
Да, а что касается моего перевода, то я, по понятным причинам, предназначил его для женского исполнения, а потому своевольно заменил перечисляемые в середине типичные мужские увлечения – скалолазание и рыбалку – на чисто женские – ну, естественно, в моём вульгарном понимании.

Collapse )