November 22nd, 2014

седой

Под литерой "Ж" (читая дам) - 3


Так понравилась формулировка одной френдессы: «Я не желаю поражения своей стае», что захотелось поделиться собственными наблюдениями и мыслями о мотивах тех, кто поражения своей стае желает, а таких немало.
Причём, желает не из какой-то личной корысти, а «для души».
«Пораженцы» эти делятся, если грубо, на две категории.
Первые считают, что наша стая – единственное кровожадное разбойничье племя в джунглях: остальная сельва представляет собой Аркадию, населённую исключительно стадами мирных агнцев.
Комментировать столь экзотически-пасторальный взгляд на мир нет большого смысла.
Интереснее вторая категория «пораженцев»: они считают, что другие хищные стаи в джунглях есть, но им позволительно нападать на овины и резать скот, а нашей – нет.
Почему? Ответ на этот вопрос делит данную категорию на два подтипа.
Первый – самый распространённый. Другим можно, а нам нельзя, потому что мы хуже других. Наша стая – неправильная. Мы только называемся волками, а на деле мы – бешеные псы, которых настоящие – гордые и красивые волки должны либо уничтожить, либо принудить жить тихо, со всей собачьей кротостью довольствуясь падалью с волчьего стола.
Этому взгляду не откажешь в известной логике: по крайней мере, он честен.
Но есть ещё один взгляд, не столь распространённый, но самый интересный.
Другим можно, а нам нельзя, потому что мы лучше других. Мы не имеем права уподобляться каким-то плотоядным, наша высокая миссия в том, чтобы жить, как птицы, даром Божьей пищи, и какое нам вообще дело до других: мы сами должны быть совершенны, ни на кого не кивая.
На практике, правда, этот тезис обычно означает: «как жаль, что Я – само совершенство, а стая никак не может соответствовать моему уровню», но это, в сущности, уже детали.
Проведя сей нехитрый самодеятельный анализ, я чувствую себя в наших джунглях теперь гораздо спокойнее: по крайней мере, я уже знаю, кто это всё норовит цапнуть за пятку.