February 5th, 2015

седой

* * *


Среди чеховских театральных героев – всех этих Леконид Свирипеевых и Василисков Африкановичей Тигровых – есть один, самый трогательный: Дифтерит Алексеевич Женский – артист театров.
Из трёх слов, составляющих его имя, только одно – действительно имя.
И это моё имя.
Нет, я понимаю, что Чехов, скорее всего, имел в виду настоящую фамилию Станиславского, но всё равно как-то обидно.
Даже не обидно, а конфузно как-то, словно в чувствительное место пальцем тычут.