January 22nd, 2016

седой

Это что за остановка?


Со мной теперь происходит примерно то же, что с анекдотическим стариком, которому когда-то в армии давали бром: «Кажись, начало действовать».
Но я не о том, не надейтесь.
Будучи по натуре человеком не очень целеустремлённым, в юности я не то что не боролся со своей рассеянностью, а прямо-таки культивировал её.
Потому что я тогда сочинял стихи.
А сочинение стихов для меня всегда выглядело так: сидишь (ещё лучше – лежишь) тихо-тихо, растопырив свои виртуальные щупальца-антенны и сканируешь эфир: не пролетит ли какая муза-муха с эпитетом или метафорой.
Прислушиваешься к своему внутреннему космосу: логичную идею откидываешь как банальную, произвольную ассоциацию хватаешь – авось пригодится.
Это быстро вошло обиход – не противиться привычке мысленно скакать с тропинки на тропинку, а поощрять эту привычку, ибо именно на этих случайных тропинках и обитают «тропы»: аллегории, гиперболы, синекдохи и прочие пресмыкающиеся, то бишь – «фигуры переосмысления».
И вот теперь – на шестом десятке – кажись, начало действовать: рассеянность моя уже всерьёз мешает жить. Стал упускать из виду – пока мелочи, но подчас существенные, а ежели дело так и дальше пойдёт…
А? О чём бишь я? Да!
Выбора нет: учусь на старости лет составлять планы, писать перечни, календарь завёл с окошечком… Неуклонно сужаю кругозор – чего по сторонам глядеть, отвлекаться: ни нового, ни хорошего там всё равно не увидишь – смотрю вперёд.
Там, правда, тоже – ни нового, ни хорошего не предвидится, но оно, по крайней мере, грядёт: его не избежать, так что лучше смотреть туда.
Вам, кстати, как представляется образ будущего: оно неподвижно – а вы идёте к нему, или это вы стоите – а оно движется на вас?
Да. К чему это я?..
И главное – хоть бы стихи были хорошие, не так было б обидно…