February 20th, 2016

седой

О мой друг! Не мечта этот светлый приход...


Спрашиваю себя: а есть ли у меня истинные друзья – вот такие, что последнюю рубаху отдадут и в огонь за мной кинутся, себя не жалея.
И с чувством, как говорится, глубокого удовлетворения уверенно отвечаю себе: есть.
Только я совсем не хочу, чтобы они без последней рубахи остались и сгорели из-за меня.
Я, может, наоборот: хотел бы сам рубаху отдать и в огонь (хорошо бы, конечно, не до смерти, но тут уж как выйдет), дабы истинным другом себя показать.
Но, с другой стороны, я совсем не желаю друзьям таких бед, чтоб им моя последняя рубаха понадобилась, и огня им совсем не желаю.
Следовательно, вопрос «есть ли у меня истинные друзья», как и другой – «способен ли я быть истинным другом» – пока висят в воздухе и слава Богу, что висят.
Не столько потому, что сильны сомнения, а… см. выше.
Кстати, если сомневаешься в истинности дружбы, избегай желать друзьям и себе не только больших бед, но и больших радостей, ибо совершенно точно сказал Межиров:

Когда беда в твой дом войдёт,
Твой друг, вот этот или тот,
Рубашку на груди рванёт –
И за тебя умрёт.

Беда, она и есть беда...
А если радость... Что тогда?..