March 17th, 2016

седой

Хёндай Абдурахман


Московские таксисты бесподобны.
По вызову приезжает совершенно восточного вида мужчина на оранжевом Солярисе и, широко улыбаясь, интересуется:
- Каширка, да?
- Почему? – удивляюсь я. – Центральный Дом Учёных на Пречистенке.
- Дом номер какой? – всё так же сияя, уточняет он.
- Пречистенка шестнадцать.
Он наклоняется к своему гаджету и говорит со своим непередаваемым прононсом:
- Пырачыстэнкэ шыснадсат!
«Неужели определит?» – с испугом думаю я. Гаджет без малейшего труда определяет.
- Почти Каширка! – удовлетворённо замечает таксист, глядя на вычерченный маршрут.
Вероятно, всё же шутит, но определить это невозможно, так как сиять он не перестаёт ни на секунду.
Катимся всю дорогу не быстрее 55 километров в час – гаишников боимся: видать, ни прав нет, ни регистрации; но при этом, прокатив четверть Москвы за какие-то четверть часа, прибываем на место раньше запланированного срока.
(Кстати, мой отец час спустя ехал туда же на совершенно русском водителе вдвое дольше, постоянно преодолевая его поползновения свернуть в какие-то закоулки).
Подозреваю, гаджет – это так – маскировка, дабы отвлечь нас, наивных, от выдёргивания волосков из невидимой бороды, а нарочитый акцент – призван замаскировать еле слышный «трах-тибедох».