May 14th, 2016

седой

Пролетарий, значит? – Сам ты пролетарий!


В конце второй экскурсии – после двух часов непрерывного говорения – меня, случается, накрывает, и я забываю отдельные слова.
Вот и на днях: рассказываю о том, что Боратынские отнюдь не были изнеженными барами – вечно в хозяйственных заботах и в общественной деятельности, более того – и сын поэта Николай Евгеньевич был… И внук его Александр Николаевич тоже был… И не могу вспомнить слово.
В таких случаях я предпочитаю не выкручиваться и метать фарш, а сразу признаться. Говорю:
- Ох, что-то заклинило меня. Ну, как Киса Воробьянинов…
- А! Председа... Предводитель дворянства! – сразу подсказывает кто-то.
Вот так знание классики помогает в работе культурным, но усталым людям.