gomazkov (gomazkov) wrote,
gomazkov
gomazkov

Category:

Пениафобия


Пениафобия – это не то, о чём Вы подумали (Вы же о боязни пения подумали, а о чём ещё?), это – страх нищеты.
Пользовавший меня когда-то психолог выяснил путём своего мудрёного крючкотворства, что вот это самое – у меня развито куда сильнее, чем – не танатофобия даже (навязчивый страх внезапной скоропостижной смерти) – а самый нормальный страх смерти, присущий любому человеку.
Это я не к тому, что перед Вами – некая психопатическая невидаль – напротив: чем дольше живу, тем больше убеждаюсь в том, что нас таких – пруд пруди.
Безразличие, нерешительность, бесконечные объяснения и извинения в сочетании с критикой чужих успехов, умение видеть прежде всего оборотную сторону, ожидание «своего часа», ставшее мировоззрением…
О пренебрежении к внешности, невоздержанности в алкоголе, несварении желудка, общей болезненности и прочем – я лучше даже помолчу.
Всё это, оказывается, не от природной лени, а от страха нищеты.
(Джером Джером сказал бы – от больной печени, но нет – и печень тоже от страха нищеты).
И всё бы оно ничего, если бы только нормально бояться смерти.
А вот если нет – худо.
Страшащегося нищеты, но не страшащегося смерти – можно втянуть в любую смуту – он помнётся, конечно, по привычке, но рискнёт: а вдруг там богатство и достоинство, вот прямо сразу – грянься оземь и царевич?
А нет – не велика беда, терять-то нечего: даже цепей не нажито. В крайнем случае убьют – тоже мне, потеря!
Теперь спросите меня (ну, пожалуйста!): а я-то отчего такой умный теперь стал?
Отвечу: от семьи. У меня вся семья – мудрые женщины. И отец – дай Бог ему здоровья.
И хотя страха смерти мне до сих пор очень не хватает, но страх нищеты – при всей нашей интеллигентской бедности – тоже как-то поутих.
Мне есть, что терять. Это счастье, если вдуматься.




Tags: лично
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments