gomazkov (gomazkov) wrote,
gomazkov
gomazkov

Category:

Золотая рыба


Сколь замечательный, столь и неизвестный певец Михаил Рыба родился в в 1923 году, Варшаве, в музыкальной еврейской семье.
Фамилию свою он предпочитал произносить не на польский, а то ли на еврейский, то ли на французский манер: с ударением на последнем слоге.
В конце тридцатых бежал от нацистов в СССР, учился в московской консерватории, был солистом филармонии, пробовал силы в Большом театре (не сложилось: уж слишком специфичен был его глубокий бас с «не нашим» вибрато – сказалось увлечение спиричуэлами и конкретно Полом Робсоном) и умер довольно рано – в шестьдесят.
Имя его, повторюсь, почти неизвестно, но только имя – не голос.
Голос его каждый человек среднего и старшего поколения знает с детства.
Вспомните-ка.



А вот это тоже он, хотя узнать его в ипостаси лирического баритона не так-то легко.



Ну, и конечно, вот эта роскошная ария.



Теперь, по счастью, записи Михаила Рыба несложно выловить «сетью».
Он был камерный певец от Бога – в самом классическом понимании этой редкой профессии. Впрочем, советская филармоническая система позволяла таким исполнителям много (иногда даже чрезмерно) концертировать, держась на плаву – житейском и вокальном.
Теперь, увы, сам этот тип певца уходит в прошлое: эра глобализма толкает молодых вокалистов в оперу – любой ценой – так как сейчас выгоднее быть третьесортным оперным певцом, чем единственным в своём роде камерным, и сама профессия исполнителя классической камерной музыки вырождается.
А то, чем занимаются оперные певцы «в эпизодической роли» камерных, иначе как пародией назвать не могу.
Совмещать эти жанры могли отдельные глыбы вроде Шаляпина или Лемешева, но тогда российская оперная школа ещё сохраняла свою специфичность, теперь же стандартизированная вокальная манера практически исключает качественное исполнение «оперниками» камерного репертуара: иная физиология, психология, палитра, иной «размер кисти и мазка» – всё иное.
Не могу сказать, что лирические романсы в исполнении Рыба производят на меня очень сильное впечатление: всё же слишком он, на мой вкус, сам увлечён своим уникальным звуком, отчего ощущается подчас некоторое монотонное скольжение по поверхности.
Другое дело – материал, где можно проявить характерность и артистизм – тут Рыба в своей «водной» стихии!
И режиссёры, к их чести, сразу почувствовали в нём «своего человека» – трагика и комика в одном лице, чем и сохранили этот удивительный голос для широкой публики.
Не только в песнях, кстати: помните эпизод из «Карнавальной ночи», где пьяный герой Филиппова поёт басом – «как у нас в садочке, как у нас в садочке», а потом фальшивым тенором – «розочка цвела-а-а» – это звучит голос Михаила Рыба.
В заключение выложу в его исполнении знаменитый романс Свиридова на стихи Бернса (в переводе Маршака, разумеется).
Здесь, на мой взгляд, есть всё, что составляет суть камерного пения: и разноплановый звук, и безупречная артикуляция, и тонкий артистизм, и благородная сдержанность.
Закачать не получается, сходите по ссылке, не пожалеете.

http://www.audiopoisk.com/track/mihail-riba/mp3/findlei/




Tags: впечатлизмы
Subscribe

  • * * *

    Моя собака – формалистка. У неё есть жёсткие представления о красоте и уродстве форм. Например, ей нравится всё японское. Нет, суши и роллы мы ей…

  • * * *

    Каждое утро я минуту стою в планке. Стою и считаю секунды, потому что положить перед собой секундомер ленюсь. Конечно, утра у человека моего…

  • * * *

    Дочь работает вожатой в лагере, устаёт от детей, конечно. Особенно от некоторых. Например, есть там один шестилетний джентльмен по имени Марк,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments

  • * * *

    Моя собака – формалистка. У неё есть жёсткие представления о красоте и уродстве форм. Например, ей нравится всё японское. Нет, суши и роллы мы ей…

  • * * *

    Каждое утро я минуту стою в планке. Стою и считаю секунды, потому что положить перед собой секундомер ленюсь. Конечно, утра у человека моего…

  • * * *

    Дочь работает вожатой в лагере, устаёт от детей, конечно. Особенно от некоторых. Например, есть там один шестилетний джентльмен по имени Марк,…