В бабочке

* * *


Маленькая музейная история.
У нашего музея есть аккаунт в сервисе «Google Мой бизнес», где посетители могут ставить оценки и делиться впечатлениями. Недавно появилась новая запись под оценкой «4».
Камиль: «целый час рассказывали про каких-то девушек Пушкина. Мало чего понял, но в принципе круто!!»
Не могу сказать точно, чья это была экскурсия, но если про девушек, то, скорее всего, моя. Правда, молодой человек немного путает: про девушек я рассказываю, про Пушкина – естественно, но про девушек Пушкина, да ещё целый час – нет. Позволяю себе единственную фразу о том, что, если читать письма Пушкина к жене, то сразу замечаешь: обо всех дамах, которых тот встречает в своих путешествиях, он пишет исключительно гадости. И, наверное, правильно делает.
Видимо, всё это слилось и слиплось у молодого человека в сознании. Но я рад, что ему, в принципе, понравилось.



В бабочке

Вверх до Нижнего


В этом году удалось поплавать лишь два дня – курам на смех! Однако, учитывая обстоятельства, спасибо и на этом.

СЕЛО КОКШАЙСК

Из Кокшайска в Царёвококшайск
кто-то колокол вёз, не решась
воспротивиться, ибо, знать, вышел
акт, что колокол в чине повышен.

Но дорогою медный, взъярясь,
вдруг сорвался с подводы – и в грязь.
И бесследно сокрылся во блате,
чтоб царю не видать благодати.


СЛОБОДА ПОДНОВЬЕ

Раз под деревней Новой было дело:
пред бочкою толпилась, млея, знать.
Екатерина огурцом хрустела,
секрет засолки пожелав узнать.

Подновцы врать царице не смогли бы,
И повинились, скопом пав у ног,
Что изобрёл сей плод Иван Кулибин,
Но свой рецепт в могилу уволок.



В бабочке

И вновь не о футболе


Говорит Казань! В эфире – очередной футбольный репортаж, в котором опять не будет ни слова о футболе!
Снова выбрался на стадион. Двух месяцев с прошлого визита не прошло, а какие перемены!
https://gomazkov.livejournal.com/287691.html
От лодочной/спасательной станции на противоположном берегу не осталось и следа – как корова слизала. Зато на этом – появилась обширная огороженная рабицей площадка – в треть футбольного поля размером – где из земли торчат какие-то огромные пластиковые кувшины горчичного цвета и виднеются зелёные пластиковые же крышки люков.
Стало любопытно, подхожу ближе: в углу территории – избушка сторожа, по дачному висят на бечёвке треники и трусы, рядом – цветочная грядка, мангал, на столике разложены овощи, а сам сторож – пожилой мужчина с седой профессорской бородкой и обнажённым торсом – дует на шашлыки. С одной стороны, понятно: лето, река рядом, с другой – центр города вообще-то...
Не утерпел, спросил: что охраняете, уважаемый? Ливнёвку – отвечает.
Так вот ты какая – Баба Яга, из-за которой, вернее, из-за отсутствия которой при каждом ливне у нас заливает всё, включая метро! Коллектор ливневой канализации, если по-научному.
Что ж, посмотрим, как теперь дела пойдут – следующего дождя ждать недолго...



В бабочке

Хорошо быть кисою...


В своих театральных исканиях дочь продвинулась довольно далеко: во МХАТ аж до последнего тура дошла, но там-таки срезали.
Не беда, год впустую не пройдёт: ей уже предложили быть администратором в театре-лаборатории, где она играет; кроме того, у неё есть безумная идея – стать вожатой в тренинговой компании, где она много лет провела подопечной.
Не теряя времени, дочь уже съездила в последний летний лагерь волонтёром или – как это у них теперь называется – "хэлпером" (твою ж душу!).
Вышло непросто: по понятным причинам лагеря какое-то время не работали, вожатые частично разбрелись, не собрать; так что из-за недокомплекта дочери пришлось быть не на подхвате, а пахать наравне с основным составом.
Вернулась, проспала четырнадцать часов кряду и начала рассказывать.
Приведу лишь несколько эпизодов.

Collapse )



В бабочке

* * *


Ну вот и отменили у нас перчатки. Маски оставили, а перчатки упразднили.
Однако мы, посовещавшись, решили в нашем музее это замечательное новшество (вернее, «старшество») оставить. Не для посетителей, конечно, а для себя – для экскурсий.
Во-первых, маски без перчаток теряют половину прелести: как-то не вполне одетым себя чувствуешь.
Во-вторых, нам так или иначе приходится прикасаться к бесценным экспонатам, а в перчатках это пристойнее.
Ну, и, в-третьих, красиво. Почти фигуристом себя ощущаешь.

Collapse )



В бабочке

* * *




В продмаге, в овощном ряду
Я – что ни день – дрожу и жду
Одну её – даёшь в продажу!
Подсел на спаржу.

Плюю на свёклу, на морковь,
На лук, на прежнюю любовь –
Капусту: к чёрту эту лажу!
Подсел на спаржу.

Всё в ней – и мясо, и гарнир.
Она отныне мой кумир.
Я распалён, готов на кражу!
Подсел на спаржу.

Что-что? Как? Та, что мне сладка, –
Лишь соя? Пенка молока?
Молчи, сопляк, не зли папашу!
Неси мне спаржу!



В бабочке

Как его довести до кондиции?


Прочитал интересное: император Александр I, намереваясь ввести в России конституцию, как-то выступил с речью по этому поводу. Говорил он, натурально, по-французски. Перевести сей дискурс на русский язык поручили молодому князю Вяземскому, и тот встал перед серьёзной проблемой: а что, собственно, делать с самим словом constitution?
Мистификасьон какой-то получается: всем ведь известно, что чумазый играть не может!
В черновиках Петра Андреевича мелькают следующие варианты: устав, кондиция, государственное уложение. На последнем он и остановился. В принципе, логично и понятно, хотя Карамзину, например, этот перевод речи царя настолько не понравился, что автор «Истории государства Российского» предлагал лично надрать Вяземскому уши.
Государственное уложение осталось в русском лексиконе, но в основном применительно к реформам Сперанского, а так – от перевода тупо отказались и стали просто говорить «конституция»: чего там голову ломать.
А мне, признаться, жаль старую добрую «кондицию», что призвана была ограничить монархию ещё при Анне Иоанновне, да куда там. Весомое слово! – блистательным XVIII-м веком от него так и веет.
Забавно, что и «конституция», и «кондиция» имеют теперь и «плотскую» составляющую: первая относится к телосложению, вторая – так сказать, к состоянию здоровья.
И хотя наш народ никак нельзя назвать малопьющим, до кондиции его пока так никто и не довёл. Да и не стоит, наверное.



В бабочке

* * *


В продолжение пятничной темы автомобильных номеров и памятных дат.
https://gomazkov.livejournal.com/287960.html
Удобство этого метода состоит в том, что совсем не обязательно безо всякой ошибки соотносить номер машины с некой исторической датой: можно и промахнуться, главное ведь – запомнить.
К примеру, вчера я ездил на такси дважды. Первый раз было совсем элементарно: номер 492 (1492 – открытие Америки). А вторая машина была с номером 863. Дата 1863 чем-то меня цепляла, но я не вспомнил, чем именно, и решил: раз уж день проходит под звёздно-полосатым флагом, пусть это будет год рождения американского поэта Роберта Фроста, которого я когда-то переводил.
Уже приехав домой, подумал, что, наверное, ошибся – и точно: Фрост умер в 1963-м году, а родился в 1874-м.
Но надеюсь, старина Боб меня простил: главное – номер-то я запомнил!