Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

В бабочке

* * *


Дочь работает вожатой в лагере, устаёт от детей, конечно.
Особенно от некоторых.
Например, есть там один шестилетний джентльмен по имени Марк, который галантно общается с едой во время обеда:
- Здравствуйте, я Марк. А вас как зовут? Макаронина? Очень приятно! (Ам!) Здравствуйте, я Марк…
И так с каждой…



В бабочке

* * *


Маленькая семейная история.
Моя несравненная супруга, работая на теплоходе, привезла из Астрахани два арбуза. Вернее, арбузы сами прибыли, а жена в Самаре сошла – на фестивале петь. Встречал арбузы я, да в плюс к ним были дочь и чемодан.
Донёс я это всё (кроме дочери, конечно, – та сама дошла), вроде бы, без большого труда, да только вдруг – уже дома – запястье левой руки вышло из строя: связки потянул.
Ну, тут я разворчался (про себя, разумеется): нельзя же столь трепетно блюсти советские традиции – арбуз из Астрахани, классика! – ведь это раньше арбузы в средней полосе были дефицитом, а теперь ради чего здоровьем жертвовать? И даже первый съеденный арбуз – действительно отличный – меня не вполне утешил. Кстати, вы пробовали разрезать арбуз, не используя вторую руку? Квест, однако...
Прошла неделя, прошла и рука. Вскрыли второй арбуз – и он оказался столь сочно-сахарно-волшебным, что я всё понял: нечего сетовать, за всё воздастся, только порой не сразу – надо потерпеть и при этом не успеть забыть о причинно-следственных связях: что к чему и за что.
Теперь запястье моё не болит, но я всё ещё хожу в брендовом напульснике, что мне подарила дочь, и, кажется, совершенно счастлив.



В бабочке

* * *




В продмаге, в овощном ряду
Я – что ни день – дрожу и жду
Одну её – даёшь в продажу!
Подсел на спаржу.

Плюю на свёклу, на морковь,
На лук, на прежнюю любовь –
Капусту: к чёрту эту лажу!
Подсел на спаржу.

Всё в ней – и мясо, и гарнир.
Она отныне мой кумир.
Я распалён, готов на кражу!
Подсел на спаржу.

Что-что? Как? Та, что мне сладка, –
Лишь соя? Пенка молока?
Молчи, сопляк, не зли папашу!
Неси мне спаржу!



седой

* * *


Чтобы есть бутерброды по рецепту кота Матроскина – колбасой вниз, надо, во-первых, чтобы колбаса была крупной в сечении, иначе это будет не бутерброд, а канапе: ведь очевидно, что кус колбасы может быть только один, иначе всё попадает.
Во-вторых, кус этот должен быть достаточно толстым, иначе он будет отгибаться вниз, и есть его будет неудобно.
Впрочем, в нашем детстве в ходу были именно такие бутерброды: порой ещё и с маслом – для большей склеенности хлеба и колбасы, а теперь следует признать, что рецепт кота Матроскина остался далеко в прошлом, как и само наше детство…



седой

Алё, гараж!


Дочь заказывает для нас двоих по телефону пиццу – и к ней всякую мелочёвку. Невольно умиляюсь, как спокойно и уверенно она общается с оператором в свои 16 лет.
- Сколько вы сказали? Простите, а как получилась такая сумма? Перечислите мне всё ещё раз, пожалуйста. А, вот в чём дело, я ослышалась – ещё удивилась, почему такие дешёвые сэндвичи… Тогда один сэндвич, а не два. Да, теперь всё в порядке, спасибо.
Подобную свободу общения с персоналом я обрёл лет в сорок, а, скажем, мама и тёща мои так уже не научатся. Не самая необходимая в мире вещь, конечно, но – симптоматично.



седой

* * *


Давно заметил: первоклассники – лучшая аудитория. На всё готовая, чем угодно увлекаемая и что угодно впитывающая.
Моя коллега Лена ведёт для них экскурсии «волшебно» – с интонациями феи-крестной, только что палочкой не машет. В моём восприятии, этот стиль, скорее, подходит средним и старшим группам детского сада, но и у первоклассников идёт на ура.
Я так, разумеется, не умею, поэтому веду в своей манере: общаюсь, как со взрослыми, только чуть более «интерактивно» и слегка по-хулигански. И это тоже идёт на ура.
Прямо-таки физически ощутимо, как первоклассники жадно пожирают любую информацию и эмоцию, под любым соусом, им всё надо, они всё могут и всё понимают.
Через год-другой это пройдёт, так что – надо ловить момент: и семечек накидать, и самому удовольствие получить.



седой

Хоть какой, но приезжай...


Прибыл домой после краткой отлучки, пишу дочери в Контакт: когда придёшь из школы? – дескать, я сейчас быстро по делам и в магазин, к твоему приходу вернусь с продуктами, обедать будем.
Дочь отвечает: почему вернёшься седой?!
Посмотрел свою запись, действительно: написал «с едой» и без пробела.
Спрашиваю: а что, собственно, тебя удивляет – чай, не мальчик отец у тебя?
Отвечает: нет, ничего, возвращайся только уж.
Прямо «Тёмная ночь».
Нет, скорее, Высоцкий – «Письмо из деревни».



седой

В поте лица и прочего


Для музыкальной сказки про Фому и Ерёму приобрёл по случаю две одинаковые косоворотки – себе и моему партнёру – одинаковые, за исключением размера: 52/176 и 58/188.
Каково же было моё удивление, когда после первого представления обнаружилось, что мою косоворотку можно привычно выжимать, а рубаха моего товарища – из того же двойного хлопка – осталась девственной, как только что с вешалки. Казалось бы, более корпулентный больше должен отдать, ан нет. Обидно даже: гонорар-то пополам!
Поневоле позавидуешь герою Виана, которому булочник давал за пот хорошую цену: он разливал его по бутылкам, и люди покупали, чтобы орошать свой насущный хлеб.



седой

Ах, я люблю, скрывать не стану! Да не тебя, балда! – ...


Ну вот, вчера снежная стихия добралась и до нас.
Город завалило по самое что надо, дочь в школу не пошла, дабы не унесло бураном, прочие домочадцы тоже передвинули свои дела, благо совсем уж неотложных не оказалось.
Редкий день, когда все дома! Борщ, ризотто и блины. Да ещё кстати обнаружился в морозилке килограмм мороженого – я ещё к Новому году покупал, но тогда не пригодилось.
Казалось бы – чего ещё надо? А вот чего.
Только сварился борщ, как выяснилось, что сметаны в доме нет. Вообще, я считал себя человеком весьма в быту неприхотливым, но одна мысль о борще без сметаны погнала меня в метель-пургу, как миленького.
В принципе, не жалею: освежился отменно и здорово размялся, продираясь сквозь заносы выше колен, запыхался даже.
Вот они парадоксы возраста: в молодости, когда и снег, и ветер, и звёзд ночной полёт, и сам Бог велел дурью маяться, я бы из-за сметаны нипочём прыгать по сугробам не стал бы: порубал бы борща так. А теперь – стариковские капризы на подвиги толкают.