Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

В бабочке

Выпускницы




Когда школьный выпускной проходит дистанционно, остаётся последняя радость: нарядиться соответственно случаю и разделить ликование с собакой!
Кстати, с нашей собакой можно делать всё – она изумительно контактна и сговорчива. Нельзя только одного: когда она пристально смотрит на тебя, спрашивать – что такое? или – чего хочешь? Тогда она немедленно и так эмоционально начинает объяснять, чего хочет, что хоть уши затыкай. Приходится догадываться.
Но для человека, живущего с тремя женщинами, не считая собаки, это, в общем, не проблема.



В бабочке

Псе - 3!


Как сказано в одной рекламе (я нередко запоминаю удачные слоганы, но никогда – что именно они рекламируют), «собаки делают нас лучше».
Это так, и во время изоляции в тесном кругу ощущается особенно ясно.
Собака – мягкая прокладка для всей семьи!







В бабочке

Когда рожа крива


Названый брат нашей пудели – тоже пудель по кличке Бенедиктус (ну, это я его так называю), живущий у нашей директора (сложная фраза, я понимаю, но не судите строго – стресс ведь), вдруг стал видеть своё отражение на дне собственной никелированной миски: как доест, так и шарахается. И вообще – побаивается уже к миске подходить. Придётся, похоже, покупать ему другую миску – не зеркалящую.
Чем-то это всё мне напоминает современный этап развития человечества, хотя пространно расшифровывать сию метафору не возьмусь.



В бабочке

* * *


Дочь спрашивает:
- Как ты думаешь, собаки умеют смеяться?
- Ну, улыбаться они точно умеют, – отвечаю.
- Это понятно, это они радуются. А смешное они понимают?
- Не думаю. Чувство юмора животным не присуще.
- Жаль. Мне вот кажется, что моя жизнь такая прекрасная именно потому, что смешная. А для Джеськи жизнь не смешная. Просто весёлая.





В бабочке

И о погоде


Нынешнее лето в русской средней полосе выдалось, кто ж спорит, своеобразное…
Однако, истерические сетевые вопли о том, что его вовсе не было, что август обязан был компенсировать нам отсутствие июня и июля, а он – вона как, начинают раздражать.
Короткая память – великий грех, с нею надо ратоборствовать – фактами!
Раскрываем архив погоды в Казани и что же видим…
1. Май был аномально тёплым и больше напоминал умеренный июль: в первой его половине неделю стояла жара под тридцать и за, потом, правда, выдалась неделя прохлады – в духе обычного тёплого мая (но такое бывает и в июле), а в конце месяца опять пришла жара.
2. Июнь был менее экзотическим, но всё-таки более походил на рядовой июль чем на себя: за исключением пяти последних дней, когда началось явное похолодание, средняя дневная температура ниже двадцати градусов была лишь два дня, а около тридцати и более – восемь дней.
3. Июль – за исключением, опять же, последних трёх холодных дней – был наполнен райской июньской погодой: по краям – 19 и 29, в среднем – 23-25 – ну чего вам ещё надо, собаки?
4. Ну, а август – в порядке компенсации – начался как май: черёмуховой прохладой и дождями. Если во второй его половине слегка потеплеет – до восемнадцати-двадцати (что вполне вероятно), то лето окажется совершенно типовым – правда, с переменой мест слагаемых.
И нечего мне тут панику пороть!



седой

* * *


Чтобы есть бутерброды по рецепту кота Матроскина – колбасой вниз, надо, во-первых, чтобы колбаса была крупной в сечении, иначе это будет не бутерброд, а канапе: ведь очевидно, что кус колбасы может быть только один, иначе всё попадает.
Во-вторых, кус этот должен быть достаточно толстым, иначе он будет отгибаться вниз, и есть его будет неудобно.
Впрочем, в нашем детстве в ходу были именно такие бутерброды: порой ещё и с маслом – для большей склеенности хлеба и колбасы, а теперь следует признать, что рецепт кота Матроскина остался далеко в прошлом, как и само наше детство…



седой

* * *


Да-да, я знал, что пудель собака гипоаллергенная, непахучая и нелиняющая, но что её надо стричь. Однако я не знал, что это такой впечатляющий аттракцион.
Моя несравненная супруга, отбывая в свою зарубежную гастроль, дала координаты нужной собачьей парикмахерской, и уже звоня в дверь, я понял, что наша рыжая бестия, в отличие от меня, тут не впервые, потому что её три с половиной килограмма отчётливо завибрировали у меня под мышкой. А когда появилась милейшая грумерша Юлия Васильевна, ходила ходуном уже вся моя немалая грудная клетка – резонируя.
Чуть позже выяснилось, что это обычное явление, потому что следующий в очереди за нами миниатюрный йоркшир напоминал в руках своей хозяйки небольшой, но мощный отбойный молоток: судя по звукам – на паровой тяге.
Я был готов к тому, что через час собаку свою не узнаю, но всё же лишний раз порадовался, что она ко мне ринулась: не то я просто мог бы пройти мимо.
Ну, а дома, оценив результат, забилась в нервном хохоте уже моя дочь.

Collapse )

Мой суровый отец, увидев эти фото, прямо сказал, что до стрижки было лучше – человечнее как-то.
Я с этим согласен, но зато – стало собачнее.
ЗЫ. На всякий случай уточняю: мы не покупали собаку под диван и диван под собаку – так само получилось.



седой

Побежал еси, собака, крымской царь!


До появления у меня рыжей пудели мои отношения с собаками ограничивались гербом рода Боратынских в лепнине бальной залы нашего музея: об этом гербе я рассказываю посетителям в начале экскурсии.
На его щите изображены три рельефные полосы – это реки Дунай, Драва и Сава.
Где-то на их берегах в V веке нашей эры некий легендарный воин по имени Зоард, которого семейные предания называют предтечей рода Боратынских, одержал блистательные победы над врагами, в том числе над жестоким тираном Canino (Псом).
Усмирив этого злобного пса, он символически обратил его в маленькую вислоухую собачку – совсем уже не злобную и не страшную – и усадил в чашу: чашу победителя.
Так в нашлемнике герба Боратынских появилось изображение собаки в чаше.



Туристы обычно принимают этот рассказ благожелательно и даже умиляются.
Но вот позавчера одна дама средних лет сказала, рассмотрев собаку:
- Да уж. Как в мясорубке…
Тут я – при всей своей находчивости – слегка поперхнулся. С трудом выкрутился, отметив, что рукоятки-то нет, так что у собачки есть хорошие шансы выжить, и вообще: пойдёмте-ка скорее дальше…



седой

* * *


Мало мне было трёх женщин в доме, завелась и четвёртая.



Само собой как-то всё получилось, минуя трудный пелёночный период: взяли собаку готовую – годовалую, привитую, стерилизованную – с массой достоинств: во-первых, абсолютно ничем не пахнет (ну, на мой нюх), во-вторых совершенно не лезет (в смысле шерсти), в-третьих, ласковая, но приставучая в меру.
Вообще, мой прежний опыт общения с собаками был весьма непрост, собак я до недавней поры аккуратно сторонился, и лучшая собака, в моём представлении, та, что максимально похожа на кошку. Эта – такая самая.
Заодно – пусть в слабой форме, но ощутил я ту мгновенную перемену мировоззрения, о которой рассказывают женщины, пережившие обретение материнского инстинкта в роддоме.
Когда (на второй день моего собаководства) к нам в музей пришли потомки Казем-Бека со здоровенной беспородной овчаркой, я посмотрел ей в глаза, тут же понял, что пёс дружелюбен и бестрепетной рукой почесал его за ухом: ещё за два дня до того мне бы это и в голову не пришло.



седой

Чуковский знал!


Итальянский язык – самый красивый для русского уха. Я им не владею, но итальянские подружки у меня есть.
Правда, они никак не вдохновляют меня на изучение итальянского, потому что сами переводят Достоевского и Толстого, так что, когда я, в свою очередь, перевожу какую-нибудь итальянскую песню, просто обращаюсь к ним за консультацией.
Итальянский звучит не так экзотично, как большинство других басурманских: всё, как у нас, только – мягче, нежнее, напевнее.
Случаются, конечно, и недоразумения: например, итальянская утка говорит «ква ква» (qua qua), а итальянская лягушка – «кря кря» (cra cra).
Но это мелочи, в конце концов.