Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

В бабочке

Карлос Гардель/Альфредо Ле Пера "Por una Cabeza". Исполняет Карлос Гардель.


Берегите голову, друзья мои!



ГОЛОВОКРУЖЕНЬЕ
вольный перевод с испанского

К финишу забега
приближаясь первым,
Всё ж на миг, на голову рысак отстал.
И побрёл назад,
Взглядом мне сказав:
Кончена игра, и больше на меня не ставь.

Часто мы теряем
Голову от страсти,
А любовь обманет, поманив едва.
Поит сердце ядом,
А потом, лаская взглядом,
Всё вернёт, и снова – кругом голова!

Вновь голову кружат
Мне жаркие губы,
Несчастную душу
То огнём, то стужей
Обжигая грубо.
Вновь сердце пронзают
Глаза её копья.
И плачу, и знаю:
За её любовь я
Головой плачу!

Так нам эти чувства
Голову морочат.
Не унять их ветер в голове, увы!
Снова я молю
Ветреность мою:
Брось пытать судьбу, не то не сносишь головы!

К чёрту эти скачки
С горестным финалом!
Но едва те губы опалят меня,
За одно лишь слово
Всё на кон поставлю снова
И пущусь по кругу, голову сломя!



седой

Сон мне снится – вот те на!..


ЖЖ с годами врастает в плоть, проникает в кровь и подсознание, не сильно, впрочем, беспокоя, но определённо присутствуя.
Вчерашним ранним утром я досматривал некий забавный сон и, ещё не проснувшись, подумал: хорошо бы описать его в ЖЖ – но! Действительно ли он забавен и интересен, или же это лишь внутреннее впечатление, а наяву всё будет выглядеть совсем иначе?
И вот – ещё отчасти во сне – понимая, что едва проснусь, как всё забуду, я прокрутил весь сюжет с начала, проанализировал его, убедился, что сон мой – полная чушь, пригодная сугубо для закулисного употребления, и лишь тогда – с чувством выполненного долга – проснулся.
Понятно, что через три минуты о событиях сна я уже не помнил, но рассказать об этом в ЖЖ всё же решил – не пропадать же!



седой

Paul McCartney "My Valentine". Исполняет Пол Маккартни.


Вчера умерла Наташа – многолетний организатор наших московских концертов.
Болела долго и мужественно, в последний месяц, когда уже было ясно, что надежды нет, мелькали тревожные мысли: а как же мы будем потом – без неё?
Стыдные мысли, но до конца не отгоняемые.
Зато теперь, когда всё случилось, мыслей этих – про потом – не стало. Стало неважно. Вернее, важно, но это потом.
Так совпало, что вчера же начал переводить эту песню, хотя перевести её невозможно. Печальная весть своротила всё куда-то вбок, и от оригинала остались две первые строки.
Обычно я так быстро не работаю и сразу ничего не выкладываю, поэтому, может быть, потом всё переделаю, но пока – пусть так.



НЕ УЛЕТАЙ
Вариация на тему. Памяти Н.Б.

Что если дождь?
Ну и пускай.
Как без дождя? – сказала ты: – На то и май.
Да, ты права,
Но я прошу:
Не улетай.

Настанет час –
Ты замолчишь
На полуфразе, в небо глянув невзначай.
Там голоса
Весенних стай.
Не улетай.

Но высь так манит –
Скорей!
И здесь не мил тебе ни хлеб, ни чай.
Земля не держит
Тебя – Бог с ней!
Да будет небо
К тебе добрей!

Там облаков
Алеет край.
А что за ним? – должно быть, рай – поди узнай…
И я шепчу
Тебе вослед:
Не улетай…

Что если дождь?
Ну и пускай.
Как без дождя? – сказала ты: – На то и май.
Да, ты права,
Но я прошу:
Не улетай.



седой

Монно/Мустаки "Milord". Исполняет Эдит Пиаф.




МИЛОРД
вольный перевод с французского

Прошу сюда, Милорд!
Там дождь, а здесь тепло.
Какую сырость в порт,
Ветрами принесло!
Садитесь тут, Милорд.
У вас на сердце ночь,
И шаг давно нетвёрд,
Но я могу помочь.
Я знаю вас, Милорд –
Сегодня вы в тоске.
А я? – да кто я, чёрт –
Здесь, в этом кабаке…

А помните, вчера
Вы шли в такой же час,
Надменный, как гора.
Казалось, всё для вас –
И небо, и земля.
О! Гордая спина,
Походка короля.
Да! Барышня одна –
О Боже, как мила,
Нежна и хороша! –
Под ручку с вами шла.
Сжимается душа…

Сюда, сюда, Милорд!
Там дождь, а здесь тепло.
Какую сырость в порт,
Ветрами принесло!
Позвольте плащ, Милорд.
У вас на сердце ночь,
И шаг давно нетвёрд,
Но я могу помочь.
К чему спешить, Милорд? –
Всего-то час сидим!
Да, тут не тот комфорт,
Зато вы не один…

О, верно говорят –
Порой один корабль,
Отчалив, хрупкий рай
Ваш обращает в ад.
Он унесёт от вас
Красавицу одну,
И мир ваш сей же час,
Дав крен, уйдёт ко дну.
Любовь – непрочный дом,
А жизнь – убогий хлам.
Даёт надежды нам,
Чтоб их отнять потом.

Скорей сюда, Милорд!
Сейчас пройдёт хандра.
Я вас беру на борт
До самого утра.
Я отпускаю грех,
Я всем дарю тепло,
Я здесь пою для тех,
Кому не повезло.
Для тех, кто слишком горд,
Чтоб долго быть в долгу…
Но вы в слезах, Милорд?
Поверить не могу…

Да ладно вам, Милорд.
Ну, улыбнитесь мне!
Ещё чуть-чуть, Милорд…
Ну вот – уже вполне!
Ну, веселей, Милорд!
Всё хорошо, Милорд!
Сейчас пройдёт, Милорд!
Ла-ла-ла…
Давайте петь, милорд!
Ла-ла-ла…
Да-да, Милорд!..
Ла-ла-ла…
Ещё, Милорд!..



седой

Далла "Caruso". Исполняют Лучано Паваротти и Лучо Далла.


Вот – давно перевёл, а петь некому. Дарю всем желающим!



ПАМЯТИ КАРУЗО
вольный перевод с итальянского

Там, где волна окрашена
Луны холодным светом,
На открытой террасе
У моря, где-нибудь в Сорренто,
Мужчина обнимает девушку
(она в слезах, конечно),
А он, как будто боли больше нет,
Поёт легко и нежно.

«Не покидай меня!
Я так, я так люблю тебя!
Закован в цепи я,
И вены мне сжигает кровь моя!»

Он видит, как играют блики,
А гладь дорожки лунной
Уже неосторожно скомкана
Винтом рыбачьей шхуны.
И болью музыка пропитана,
И солью полон ветер.
В такую ночь так трудно верить в смерть
И так легко – в бессмертье.
Глаза у девушки зелёные
И мокрые, как это море.
В них хочется тонуть, не думая,
О том, что будет вскоре.

«Не покидай меня!
Я так, я так люблю тебя!
Закован в цепи я,
И вены мне сжигает кровь моя!»

Как просто умирать на сцене,
Где смех и слёзы – всё иначе,
Где грим, костюм и пантомима
Тебя спасут и спрячут.
Но эти влажные глаза –
Так неподдельно близко,
Что забываются слова
И мысли все – без смысла.
И вдруг мельчают, гаснут, уходя,
Мечты и слава жизни шумной,
И, обернувшись, видишь позади
След от винта за шхуной.
И скоро день, и в нём тебя уже не будет –
Алеет неба кромка.
Но боль ушла, и так легко дышать,
И ты поёшь негромко…

«Не покидай меня!
Я так, я так люблю тебя!
Закован в цепи я,
И вены мне сжигает кровь моя!»



седой

Гланцберг/Конте "Padam, Padam". Исполняет Эдит Пиаф.




НЕОТВЯЗНЫЙ МОТИВ
вольный перевод с французского

Один неотвязный мотив
Бредёт, за рукав ухватив,
Всю жизнь он плетётся за мной –
Назойливый, как позывной.
Избитый, запетый, немодный,
Пустой, как людская молва,
И рта он раскрыть не даёт мне.
Внушая напев и слова,
Он меня сводит с ума.

Падам, падам, падам...
По ночам подымаясь со дна,
Падам, падам, падам...
Он, как память, как боль, как вина,
Падам, падам, падам...
Тычет пальцем в меня – вот она!
Я тяну за собой на виду у всех
Напев тот, старый, как грех.

Он шепчет, елейный палач:
Не бойся и слёзы не прячь.
Душа встрепенётся на звук,
Припомнив тепло этих рук.
И снова – кружение вальса,
Мои двадцать лет бьют в набат.
И в такт несуразному фарсу
Любовных бравад и утрат –
Те семь нот снова звучат.

Падам, падам, падам...
Нежность оптом по льготной цене.
Падам, падам, падам...
Страсти в розницу – скидки втройне.
Падам, падам, падам...
Невесомо паря, как во сне,
Чтоб, рассыпав пакет сладких слов, как слив,
Упасть под этот мотив.

Это в танце ладонь на спине…
Это полночь, и небо в огне…
Это память, как пуля, во мне.
Верещат патефоны, и жизнь – игра!
Кружит по сердцу игла.



седой

ОТ ГОРОДЦА ДО СТОЛЬНА ГРАДА


ПРОЩАНИЕ С ГОРОДЦОМ

Прощай, дождливый Городец!
Мы отползаем ходом рачьим
от пристани и слёз не прячем –
счастливых слёз. Нет сил глядеть.

Прощай, трудяга земснаряд!
Немало ты намыл песочку
за те три дня. Поставим точку.
И чайки радостно парят.

Прощай, наш Городец смурной.
Ещё бы день, и кто-то б спился.
Вослед собаки брешут с пирса,
и развиднелось за кормой.

Collapse )


седой

Неопознанный летающий жанр


Очень интересный эксперимент проделал с моей старой балладой виртуальный мой друг и соавтор – композитор Юрий Попов iktoegoznaet.
Даже не знаю, как назвать то, что у него получилось: это не песня, не литературно-музыкальная композиция, – быть может, это что-то вроде немого кино?
Как Вам кажется?





седой

Моя милиция...


Был в Москве, наблюдал забавную картину.
Сижу на лавочке станции метро «Новокузнецкая».
Передо мной останавливается с протянутой в приветствии рукой, слегка нависнув и дохнув перегаром, плотный седоватый мужчина.
Всё это я вижу периферическим зрением, гляжу мимо и руки не беру.
Злой я стал, скучный, да.
Видя мою бесперспективность, мужик перемещается левее и подаёт руку молоденькой девушке, болтающей с подружкой. Та от неожиданности руку пожимает с вопросом «Мы что, знакомы?»
Дело сделано: мужик присаживается на мраморный подлокотник рядом с подружками и настраивается на долгую беседу. Девушки всё поняли, но уже поздно.
Эх, думаю я с тоской, жду ровно минуту: если сами не отобьются, придётся встревать. Неохота, но надо.
Но не проходит и полминуты, как рядом останавливаются полицейские. Аж четверо. Молоденькие парнишки, курсанты полицейской академии, видимо.
В форменных чёрных ушанках и бушлатах (жарко бедным), с широкими улыбками на юных лицах. Мужик их не замечает.
- Это к вам, – говорят мужику радостные девчонки.
Мужик не понимает.
- В другую сторону поглядите, там тоже интересно, – включаюсь я.
Мужик поворачивается, видит полиционеров, но отнюдь не испуган: не боится у нас народ блюстителей, врут всё.
- Ваш знакомый? – ласково спрашивает полицейский девушек.
- Пока нет, – отвечают те, – и, в принципе, не планировали.
- Пройдёмте, мужчина, – так же ласково обращается паренёк к мужику.
- Куда это?
- Вы – домой, а мы тут побудем ещё.
- Да ладно те! Сам скоро пойду.
- Ну, давайте, мы всё-таки до эскалатора проводим.
Удаляются вместе.
Тем временем, по другую сторону от меня – женщина средних лет опускает на колени книгу и закрывает глаза. Намаялась, бедная: книга-то вся в стикерах-закладках.
Мои полицейские идут обратно, останавливаются рядом, тот – ласковый – наклоняется над спящей.
- Женщина…
Та, вздрогнув, открывает глаза.
- Спите-спите, – с фирменной широкой улыбкой поспешно говорит он.
Женщина закрывает глаза.
Бравая четвёрка делает ещё пару ходок туда-обратно и опять останавливается перед спящей.
- Женщина!
- Ну что? – уже с досадой открывает она глаза.
- Вот вы спите, а за сумкой своей не следите!
Она смеётся.
Всю жизнь везёт мне на служителей порядка: почти сплошь душки попадаются.



седой

* * *


Заходим с дочерью в автобус, вижу свободное место, говорю – садись.
Потом спрашиваю:
- А знаешь, кто такие садисты? Это те, кто говорит: «Садись, ты!»
Дочь смотрит на меня с сочувственной тоской: дескать, ну хватит уже дурака из себя строить, ати.
Зато сидящая рядом с дочерью аккуратная старушка в чёрном берете закатывается беззвучным счастливым смехом.
Вот! – думаю. Добрая шутка всегда найдёт свою аудиторию – не ту, так эту.