Category: литература

В бабочке

* * *


Первый выходной в этом году (не считая первого числа).
Состояние отвлечённое, мысли соответственные.
Посмотрел в словаре рифму к «поэзия» (из чистого любопытства, стихов писать не собираюсь) и нашёл удивительное: «раффлезия»! Рифма не только по звучанию, а и по сути! Судите сами.
Это растение-паразит с огромными цветками, но без корней. Лепестки – похожи на салями, пахнут, как протухшее мясо, и опыляется это всё, естественно, навозными мухами.
Однако, цветок весьма ценный: используется как афродизиак и средство для похудания.
Ну точно поэзия – один в один!

Collapse )


В бабочке

Сидим, ватрушками балуемся...


Перечитал пост недельной давности –
https://gomazkov.livejournal.com/278856.html
и понял, что не соблюл главного своего правила: описывая свинцовые мерзости жизни, непременно показывать и светлую сторону оной. Рад показать.
За давностью дней многое уже забылось (и слава Богу), но забавный момент вспоминается.
Одним из пяти хитов программы стал стих «Три мамы» неизвестного мне автора, лишённый весомых поэтических достоинств, но, по крайней мере, занятный по сюжету: дочка воспитывает куклу, мама – дочку, а бабушка – маму, каждая сетует на непоседливость подопечной; а рефрен такой: «Иди-ка обедать, вертушка, сегодня к обеду ватрушка».
Хороша семейка, хорош обед – ни первого, ни второго, сухомятка одна! – но сейчас не о том.
Первая исполнительница сего произведения приготовила реквизит: три настоящих ватрушки – и по окончании номера вручила их членам жюри, благо, их было как раз трое. На оценках эта взятка не отразилась (я, во всяком случае, не набавил), но ватрушки мы, конечно, схомячили, ибо надо было как-то поддержать свои тающие силы.
Следующие пятнадцать исполнителей сего шедевра реквизита не использовали, но в самом конце изнурительного марафона на сцене появилась ещё одна чтица – и вновь в ватрушками! Жюри благостно заулыбалось, предвидя сладкий финал тяжёлого дня, но юная нахалка, прочтя стихи, уволокла реквизит с собой! И тут уж я – без всяких угрызений совести – снял с неё балл, ибо нефиг соблазнять малых сил, а потом обламывать: жизнь и без того свинцовая!




В бабочке

* * *


Еду я как-то вечером с работы, вижу: девушка напротив книжку читает, а на книжке написано НИ СЫ.
Я уже, конечно, не так смешлив, как в молодости, но название почему-то запомнил.
Вбиваю дома в поисковик, и оказывается, что действительно есть такая книжка: что-то обучающее личностному росту, а НИ СЫ с китайского или ещё какого-то означает: будь уверен в своих силах и не позволяй сомнениям мешать тебе двигаться вперед.
Ну, это, в принципе, и так было понятно – без перевода.



В бабочке

Зашло!


Не могу не поделиться простым человеческим счастьем, и пятница тринадцатое тут совсем не помеха.
Года полтора назад я писал о тревожной для меня ситуации с классической русской литературой в нашей семье.
https://gomazkov.livejournal.com/241666.html
Давно смирился и тут – вдруг!
Привожу скрин нашего с дочерью диалога:



Всё в порядке, оказывается! Просто надо чуть-чуть подождать!



В бабочке

* * *




Сей франтик с тросточкой – Сергей Александрович Соболевский, ближайший друг Пушкина.
На этой гравюре, экспонируемой в нашем музее, он изображён по приезде из-за границы в 1833 году.
В.А. Соллогуб приводит забавный эпизод, относящийся к этому времени: "Помню я, как однажды Пушкин шёл по Невскому проспекту с Соболевским. Я шёл с ними, восхищаясь обоими. Вдруг за Полицейским мостом заколыхался над коляской высокий султан. Ехал Государь. Пушкин и я повернули к краю тротуара, тут остановились и, сняв шляпы, выждали проезда. Смотрим, Соболевский пропал... Заметив Государя, он юркнул в какой-то магазин, точно в землю провалился... Мы стоим, озираемся, ищем. Наконец видим, Соболевский, с шляпой набекрень, в полуфраке изумрудного цвета, с пальцем, задетым под мышкой за выемку жилета, догоняет нас, горд и величав, чёрту не брат".
Кто скажет, не гугля, отчего же Сергей Александрович так испугался царя?



В бабочке

ДО УРАЛА И ОБРАТНО


Вот, поплавал немного, хоть есть повод показаться в свете.


КАМСКОЕ УСТЬЕ

Зря нас искушаешь, аспид,
мутной истиной в стакане.
Сами разберёмся – в Каспий
впасть по Волге или Каме.

Нам двоякий жребий выпал
по природному закону,
предоставив честный выбор –
впасть ли в амок или в кому.

Collapse )



седой

С Пушкиным вас, друзья!


В День рождения нашего всего хочу поделиться с вами "своим" Салтаном.
Но прежде, коли будет к тому охота, попытайтесь угадать: кто эти четыре персонажа пушкинской сказки? Всех четырёх вряд ли угадаете, но трёх – вполне реально.



Collapse )


седой

Гранд трезор




Это вещицу заказала Анастасия Львовна Боратынская после смерти своего супруга.
На ней надпись по-французски – вполне читабельная (для тех, кто парлит, конечно: я-то нет).
Не желаете те ли погадать, что это и для чего?
Collapse )
Collapse )


седой

Здрасьте! А где Настя?




На этом групповом портрете – семейство губернского начальника казанской милиции (я не шучу) Льва Николаевича Энгельгардта.
Женившись на его дочери Анастасии, Боратынский связал свою жизнь с Казанью, что и привело впоследствии к возникновению нашего музея.
Показывая экскурсантам это полотно, я предлагаю им «уже со второй попытки угадать: кто из изображённых на картине лиц – будущая жена поэта Настенька».

Collapse )

Collapse )


седой

Слушайте революцию! – по старому стилю...


И чуть-чуть о творчестве.
Редко, но бывает такое, когда всё получается будто само собой: то есть, умом понимаешь, что это требует от тебя большого труда и самоотдачи, но кураж охватывает такой, что просто летишь.
Так было весной этого года, когда я услышал выступление ансамбля «Креатив-квинтет». Мало того, что мне страшно понравилось, а это случается со мной, увы, нечасто, так ещё я сразу понял, о чём это – в русле моих творческих тараканов и с учётом того, что сейчас восемнадцатый год.
Композиция сложилась так же лихорадочно и вдохновенно, как и сам поэт когда-то создавал своё бессмертное и безумное творение.
Даже не очень беспокоил вопрос – а кому мы, собственно, будем это показывать, захочет ли кто-нибудь вообще подвергнуться такому испытанию? Это был десятый вопрос, ибо ощущение, что это должно сейчас иметь место – даже само по себе, без публики – превалировало.
К моей радости, за прошедшие полгода мы показали эту программу уже трижды – в камерных аудиториях, но с громким успехом – если тут уместно это слово.
Позавчера ездили в Свияжск закрывать конференцию, посвящённую Гражданской войне: по Казанской губернии та прошлась стальной метлой.
Было забавно: конференц-зал – человек на 80 – поначалу был полон; после обеда, как водится, ополовинел; после кофе-брейка заметно поредела и оставшаяся половина, а кое-кто сумел сбежать с острова, пока мы шли к сцене; и, откровенно говоря, я не в силах их за это осуждать.
Впрочем, мы выдали полный драйв: программа привычно несла нас сама, и, уже слушая бурные жидкие аплодисменты, я невольно сосчитал зрителей.
Их было ровно двенадцать.

Collapse )