Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

В бабочке

А ты кто такой?..


Это бремя старости или славы?
Когда в личку фейсбука пишет по-приятельски человек, обращаясь по имени и на ты, и спрашивает о моей повести, написанной почти тридцать лет назад: дескать, нужна оттуда точная цитата, но бумажной версии под рукой у него нет, он не дома, пишет с телефона. Нет ли у меня этой повести в электронном виде?
Я, конечно, помню, что такая повесть имела место, хотя у меня нет её – ни под рукой, нигде, ни в каком виде.
Хуже другое: я насмерть не помню, кто он – ко мне обратившийся: ни имя, ни многочисленные фотографии с его страницы ни о чём мне не говорят…



седой

Разве можно от женщины требовать?..


Я тут на днях выступал с Вертинским (в смысле – с песнями его сочинения) на одном корпоративе. Аудитория, естественно, полностью женская, успех, естественно, тоже полный.
Одна дама даже преподнесла мне роскошный букет тюльпанов. Всё бы хорошо, но она при этом сказала: «Передайте их, пожалуйста, своей очаровательной жене: я её большая поклонница».
Ну и ладно. Так даже лучше. Не хватало мне ещё на восьмое марта букеты получать.
Я это всё к чему. Мы с моей несравненной супругой будем на неделе концертировать в первопрестольной, заходите, если что…
Collapse )


седой

* * *


Мой папа-профессор – благородный рыцарь науки и небольшой любитель сиживать в разнообразных учёных советах.
Впрочем, об этом я уже писал:
http://gomazkov.livejournal.com/40069.html
Сейчас отцу идёт девятый десяток, но тягать его на всякие малосодержательные в научном отношении советы продолжают.
А тут ещё позвонили и, очень извиняясь («не мы же это придумали!»), сообщили: все члены учёного совета должны представить отчёт о главных своих достижениях за минувший квартал.
Отец отправил отчёт из одного слова: «Живой!»
Ну, ладно, вру. Не отправил. Подумал было, но сдержался: профессор всё ж-таки, не босяк какой.



седой

И о нобелевке


Кажется, бурление немного улеглось, можно и мне вставить пару слов. Не о нынешнем лауреате, а вообще.
Посмотрел я тут список нобелеатов по литературе за последние четверть века.
Из десятки девяностников знаю пятерых. Даже что-то у них читал.
А из полутора десятков нынешнего века – ни одно имя, за исключением Гарольда Пинтера (о котором слышал в связи с его работой в кино) и Алексиевич, ни о чём мне не говорит.
Из этого просится соблазнительный вывод: как же обмельчала мировая литература!
Нет, лучше всё же не так: как же измельчала нобелевская премия – кому её только теперь не суют!
Нет, пожалуй, всё-таки сделаю вывод более скромный: если за минувшие пятнадцать лет я так отошёл от современной литературы, что знаю в ней только киносценариста и журналистку, должно ли меня волновать всё это бурление вообще?
Вот и не волнует. Печально или нет, но – факт.



седой

Тёщины блины


Тёща на Пасху испекла блины и тем весьма меня огорчила.
Дело в том, что я здраво рассудил: чем на старости лет покупать к юбилею новый костюм, лучше влезть в хорошо и давно забытый старый, для чего надо вернуться всего-то килишек на семь назад.
Жена – во-первых, блюдёт себя на постоянной основе, во-вторых, вообще в отъезде; сама тёща – опытная худильщица, а дочери одной не разорваться, столько блинов умять.
Но тёща своим опытом и научным подходом (всё считает, всё взвешивает) меня и спасла:
- В каждом моём блине, – говорит, – 56 килокалорий.
Я обрадовался: значит, парочку на приём вполне могу себе позволить.
А как тёща столь точно рассчитала калорийность своих блинов, уточнять не стал: вдруг меня её объяснения не удовлетворят, тогда всё пропало.



В бабочке

О торжестве менделевской генетики и мичуринской биологии


Да, скажу я вам, всё-таки не зря пахали, не зря рожали, не зря кровь мешками проливали: пришла пора и дивиденды стричь иногда!
Стоило ребёнку вчера приволочь из школы четыре пятёрки разом, как и осенний депрессняк, вроде, и не депрессняк, и мокрый снег так – пушинки, и «Рубин» сливает матч за матчем – а начхать…
Нет, литература и английский – законно: папа тоже не совсем зря хлеб ест. Математика – приятный сюрприз, бывает. Но физкультура?
- Это-то как у тебя вышло? – спрашиваю.
- А у нас теория была.
А, ну тогда понятно! Спортсмен-теоретик – папино второе имя.
Моя дочь, товарищи! Моя!!



В бабочке

По следам одной учёной дискуссии


Вот этой:
http://banshur69.livejournal.com/317340.html#comments


Мне снился сон,
что Пушкину пришло
письмо от инженера Стефенсона.
«Hi, Саша! У меня всё хорошо.
Шахтёрской лампы нового фасона
вчера собрал я пробный экземпляр.
Пришлю тебе. Пусть этот скромный дар
рассеет морок и создаст уют
во глубине твоих сибирских руд».

«Любезный Джорди, – Пушкин отвечал, –
ты добр ко мне, пожалуй, свыше меры.
Не обижайся, но твоя свеча,
боюсь, не озарит моей пещеры».

«Hi, Саша! – снова пишет Стефенсон. –
Я изобрёл железную дорогу,
купил бульдога и постриг газон.
Болтают про тебя, что… Брось, ей Богу!
Пришлю тебе я паровоз с трубой
и литерный вагон. Да что с тобой?
Плюнь на дуэль и всем козлам назло
кати по рельсам в Царское село!»

«И рад бы, да пора, мой брат, пора! –
пришёл ответ. –  Деталей не касаюсь,
но не сердись: дуэль была вчера.
Прости мне, милый друг.
The rest is silence».

И до утра –
покуда длился сон –
рыдал над «Годуновым» Стефенсон.



В бабочке

* * *


Мой папа-профессор – благородный рыцарь науки и небольшой любитель сиживать в разнообразных учёных советах.
Но когда защищаются диссертации по «его» теме, папу время от времени приглашают.
В этих случаях он зовётся – вводный член для одноразовой защиты.
И я не шучу.