Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

В бабочке

* * *


Диалектика: кто-то второй день растерянно осматривается на работе – после праздничной декады, а у кого-то лишь второй день как закончилась новогодняя страда.
Но жаловаться не буду: любимая работа не перестаёт быть таковой, даже если её порой слишком много.
Перевоплощаться из экскурсовода в Деда Мороза и обратно – это отдельный квест: весёлый, хотя и утомительный.



Конечно, в таком плотном потоке многое зависит от группы: после одной – порхаешь пташкою дальше, после иной – лежишь на стульях, отдуваясь, как рыба на отмели.
Была в числе прочих группа студентов одного из московских вузов, поразившая меня своей адекватностью. Речь не о познаниях – тут, увы, всё вполне в духе времени – а о спокойной внимательности, живой реакции и в хорошем смысле податливости: слушать – слушают, общаться – общаются, петь – поют, танцевать – танцуют (тут уже без меня). И никакой натасканности и жёсткого контроля: на сорок студентов – всего два преподавателя, и те, кажется, слова не произнесли.
И – что тоже важно – приятные на вид ребята: барышни поголовно прелестны и парни – по-мужски красивы. И глазами все улыбаются.
Не хотите ли угадать, из какого они вуза?

Collapse )



В бабочке

А ещё корону надел!


Спрашиваю у дочери, что нового в школе.
Та – после некоторого раздумья (вроде бы и ничего) – сообщает об одном происшествии: Лидия Николаевна (имя изменено) захотела на уроке почесать ногу, рукой не достала и почесала линейкой.
Вот и все новости. И слава Богу.
Кстати, примерно так же я воспринимаю недавние новости нашей общественной жизни.
Что же касается вируса царских кровей, то – сказал бы я вам, что обо всём этом думаю, но лучше воздержусь: отфрендите ещё, чего доброго, а вы мне дороги.
Одно расскажу: заходил я тут намедни в нашу консерваторию – весь коридор в китайцах! И, слава Богу, ни одного в маске: значит, наша внутренняя паранойя от внешней отстаёт. Покамест.



В бабочке

* * *


Нахлынуло отчего-то воспоминание без малого сорокалетней давности: первый курс филфака МГУ, первая лекция по введению в языкознание, демонического вида лектор с эспаньолкой начинает занятие так:
- Есть четыре имени, которые вы должны запомнить, как Отче наш!
И пишет на доске:
Бодуэн де Куртенэ
Фердинанд де Соссюр
Реформатский
Фортунатов.
Я не смел думать, что уважаемый профессор издевается над наивными первокурсниками, поэтому мне просто стало страшно: куда я попал, несчастный?
И даже потом, когда я доподлинно узнал, что за всеми этими фантасмагорическими именами стояли реальные люди; даже сейчас, когда я знаю, что Иван Александрович Бодуэн де Куртенэ работал в Казани, где создал свою знаменитую лингвистическую школу; до сих пор я не до конца верю, что всё это были не лемуры из чьих-то химерических грёз…



В бабочке

За полчаса до каникул


У дочери – урок химии. Учительницу спрашивают:
- Имярек Имярековна, вот тут задача, а ничего не дано. Как решать?

Та очень серьёзно отвечает:
- Если ничего не дано – примите сто грамм. Или двести – если хотите.
И искренне не понимает, почему класс сполз под парты.
Даже я, навсегда забывший химию, как кошмарный сон, лет тридцать пять назад, засмеялся сразу, хотя конкретный – в данном случае – смысл слова «примите» дошёл до меня лишь через полминуты.



седой

Ещё о делах наших школьных, гендерных...


В продолжение прошлой темы: дочь вспомнила, как в шестом классе они с подружкой открыли безотказный способ борьбы с одноклассниками. Надо, широко раскинув руки, идти на них с кличем «Обнимашки!», и те, в панике вопя «Уйди от меня!», позорно покидают поле боя.
Да уж, в десятом классе это не сработает…
А недавно дочери поручили поставить в школе сценку из «Грозы». Дочь выбрала эпизод прощания Катерины с Тихоном, когда Кабаниха руководит всем этим процессом: «Что ж ты стоишь, разве порядку не знаешь? Приказывай жене-то, как жить без тебя… Чтоб и я слышала, что ты ей приказываешь! А потом приедешь, спросишь, так ли все исполнила».
Показали завучу. Та посмотрела и говорит: «Ну, всё хорошо». Подумала ещё и решила: «На День матери покажем».
Логично, в принципе.
Это в ближайшее воскресенье будет: с праздником, мамочки!



седой

Хоть какой, но приезжай...


Прибыл домой после краткой отлучки, пишу дочери в Контакт: когда придёшь из школы? – дескать, я сейчас быстро по делам и в магазин, к твоему приходу вернусь с продуктами, обедать будем.
Дочь отвечает: почему вернёшься седой?!
Посмотрел свою запись, действительно: написал «с едой» и без пробела.
Спрашиваю: а что, собственно, тебя удивляет – чай, не мальчик отец у тебя?
Отвечает: нет, ничего, возвращайся только уж.
Прямо «Тёмная ночь».
Нет, скорее, Высоцкий – «Письмо из деревни».



седой

Тупейный музейщик


Есть у меня такой экскурсионный гэг, который я иногда применяю, если аудитория трудно раскачивается: указывая на портрет дядюшки поэта Боратынского, контр-адмирала Ильи Андреевича, говорю, что на голове у него не парик, как может показаться, а свои волосы, уложенные в своеобразную причёску, которая очень смешно называется – тупей.
И добавляю: разумеется, это не призыв, обращённый к нашей молодёжи, напротив: мы – музейщики – всеми силами стараемся затормозить этот процесс.
Но сегодня – в начале нового учебного года – полагаю я, что данную шутку следует, если не отменить, то скорректировать, потому что молодёжь у нас не тупая. С ней всё в порядке, она просто другая, и критерии, выработанные старшим поколением для оценки интеллекта и образованности, к ней неприменимы.
А вот старшее поколение – мы, то есть, и я в том числе – тупеем очень заметно и неуклонно.
Возраст ли тому виной, соцсети или ещё что-то, но игнорировать это становится всё трудней.



седой

* * *


Когда к нам в музей приходят девочки старшего дошкольного и младшего школьного возраста – с косичками, я чувствую острую потребность их за эти косички подёргать.
Что поделаешь: в годы, когда мужчине полагается обрести этот немаловажный опыт, я был на домашнем обучении – не надёргался.
Но теперь, будучи взрослым, немолодым уже человеком, я не делаю этого без спроса, а интересуюсь – нельзя ли. Конечно, сначала мне не разрешают – что это ещё за мода – с порога за косы? Я не отчаиваюсь и выражаю надежду, что у меня будет шанс вернуться к этой теме в конце экскурсии.
И без ложной скромности должен сказать, что при расставании большинство барышень дают мне добро на эту невинную шалость. И, кстати, мамы их тоже не протестуют.



седой

Записываю за дочерью


Дочь поведала два случая из своей школьной жизни.
Первый.
Одноклассница рассказывает у доски про Акакия Акакиевича.
- И вот однажды он заметил, что его шинэль совсем износилась. Он отнёс её к портному, а тот отказался чинить шинэль, сказал, что надо шить новую шинэль.
Учительница останавливает:
- Ребята, слышите, как Даша произносит это слово? Правильно? Нет, надо произносить его мягко. Пожалуйста, Даша.
- Хорошо. Значит… шить новую щинэль.
Второй.
Одноклассник в порядке невинного харассмента стырил у дочери с парты ручку. Ручка ещё с утра подтекала, но дочь приноровилась держать её аккуратно, а энергичный молодой человек здорово перемазался пастой.
Долго отмывался на перемене, а вернувшись – с целью реванша свистнул у дочери бутылку с водой. По удивительному совпадению, бутылка тоже протекала, пить из неё следовало осторожно, а энергичный молодой человек – ну вы догадались.
Полный благородного негодования, он воскликнул, обращаясь к дочери:
- Да что у тебя за хрень – с жизнью!?



седой

Играй гормон...


Конец года ощущается во всём: дочь всё чаще приходит из школы в состоянии несколько истерического веселья.
К примеру, вчера её подруга, отвечая по физике, сказала, что, если величина колебаний изменяется с течением времени по синусоиде, то это – гормональные колебания. Вместо «гармонические».
По-моему, и так, и так – правильно, но смешно, да.
Хуже было ни литературе, где, разбирая цветаевское –

Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст,
И все – равно, и все – едино.
Но если по дороге – куст
Встает, особенно – рябина...

– учительница предложила продолжить и раскрыть мысль поэтессы, можно – в стихах.
Дочь продолжила всё-таки в прозе и, по её словам, чувствовала себя при этом полной идиоткой, а ведь многие и впрямь разразились строфами.
- Только не цитируй! – сказал я дочери. – У меня ёлочки на носу, я и так нервный…