Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

В бабочке

Не особенно вежливы, но и не слишком злы...


Моя питерская френдесса – знатная швея, руководитель трикотажной модной мастерской – зашивается в прямом и переносном смысле: заказов – выше сил.
Совсем беда с работой, – говорит (в смысле – слишком много): уже ничего не успеваю, рвут на мелкие кусочки, открываю книжку с перечнем дел, закрываю и иду искать валидол, все допинги перепробовала кроме кокаина, эмоции уже не подзаряжаются…
Я, конечно, очень сочувствую (и совсем чуть-чуть завидую), потом интересуюсь: а зачем же людям столько новых нарядов – во время карантина? Где их выгуливать? И всё – трикотаж?
Она отвечает: да черт их знает, нет, не только трикотаж, ещё кашемиры. Больше половины – кашемиры. Сегодня одной дамочке купили материала на 26 тысяч. Она ещё привезла пиджак мужа от Миссони – копию к Новому году сделать.
Ясно, говорю. Нынче – время коз. И их мужей.



В бабочке

* * *


Вот уж кого карантином в уныние не привести, кому он даже на пользу, можно сказать, так это моему отцу.
Новая книга – как с куста! И всё – не выходя из дома: написал, отослал, издали издали и привезли тираж. Учитесь!
Что касается содержания, то, судя по названию, должно быть что-то актуальное, не иначе.
Нет, что такое эндотелий, я смутно себе представляю, но объяснить не могу.





В бабочке

И о погоде...


Строго говоря, казанская осень в этом году длилась менее месяца.
Последним летним днём было 15-е октября – плюс 18 (и это не был отдельный исключительный день: вся неделя до того была выше плюс 15-ти), а 14-го ноября уже настала зима – минус 6.
Такой короткой осенней депрессии не припомнить: не успеешь настроиться на тоску, как пора на лыжи!
Конечно, вечерами бывает – накатит неуют: особенно в момент, когда голова уже ничего не соображает, а туловище ко сну ещё не готово; остаётся лишь тыкать в кнопки телевизора, раздражаясь на всё, что оттуда раздаётся. Но тут помогает испытанное средство: мат как снотворное.
Материться на людях в последние годы как-то не приходится: контингент вокруг не тот, а вот наедине с собою... Не уверен, что поможет каждому, но мне – безотказно. Надо со вкусом обложить любого, кто обращается к тебе с экрана, причём, желательно по-скоморошьи – в рифму. Ну, как «здрастье – потолок покрасьте», только посолёней – с матерком.
Он «открылось бьеннале», а ты «мы тебя …», он «забил третий мяч», а ты «сам себя …», ну, и так далее.
Через какие-то полминуты подобных экзерсисов душу охватывает блаженный покой, а тело мягко клонит ко сну.



В бабочке

Чуть-чуть о зеркале души


По нашему музею все, разумеется, ходят в масках, но на выходе их обычно снимают. Я далеко не каждого экскурсанта провожаю до дверей, но порой случается, – и вот какую приметил закономерность.
У многих людей в масках – прекрасные, яркие, живые глаза (ну, я, конечно, на женщин в первую очередь смотрю и любуюсь). Когда доведётся потом увидеть даму без маски, видишь вдруг, что прочие черты лица далеки от принятого идеала красоты, но очарование от этого не пропадает. И наоборот: дама с пустыми, скучными глазами – без маски оказывается писаной красоткой, но краса её уже не пленяет: поздно – глаза главнее.



В бабочке

Музейная крыса


Насколько же я всё-таки утратил связь с реальностью!
Например, неделю назад Роспотребнадзор ввел всеобщий масочный режим – к полному моему недоумению, так как я и понятия не имел, что он был отменён: так и носил все эти полгода маску в общественных местах (не на улице, конечно), хотя переболел это падлой ещё в июле.
Почему, вы спросите? Чтобы не показывать окружающим дурного примера, а вы что подумали?
К добру или к худу, но выдернуть меня из моего родного XIX века может лишь что-нибудь сугубо личное: к примеру, вчера родила моя московская племянница, так что я теперь – хоть и двоюродный, а дед!



В бабочке

Как его довести до кондиции?


Прочитал интересное: император Александр I, намереваясь ввести в России конституцию, как-то выступил с речью по этому поводу. Говорил он, натурально, по-французски. Перевести сей дискурс на русский язык поручили молодому князю Вяземскому, и тот встал перед серьёзной проблемой: а что, собственно, делать с самим словом constitution?
Мистификасьон какой-то получается: всем ведь известно, что чумазый играть не может!
В черновиках Петра Андреевича мелькают следующие варианты: устав, кондиция, государственное уложение. На последнем он и остановился. В принципе, логично и понятно, хотя Карамзину, например, этот перевод речи царя настолько не понравился, что автор «Истории государства Российского» предлагал лично надрать Вяземскому уши.
Государственное уложение осталось в русском лексиконе, но в основном применительно к реформам Сперанского, а так – от перевода тупо отказались и стали просто говорить «конституция»: чего там голову ломать.
А мне, признаться, жаль старую добрую «кондицию», что призвана была ограничить монархию ещё при Анне Иоанновне, да куда там. Весомое слово! – блистательным XVIII-м веком от него так и веет.
Забавно, что и «конституция», и «кондиция» имеют теперь и «плотскую» составляющую: первая относится к телосложению, вторая – так сказать, к состоянию здоровья.
И хотя наш народ никак нельзя назвать малопьющим, до кондиции его пока так никто и не довёл. Да и не стоит, наверное.



В бабочке

* * *


Давно не появлялся здесь, друзья мои, потому что писать, по сути, не о чем: жизнь обрела нечаемую стабильность, да так, что просто не хочется раздражать вас собственной благостью, тем паче в страстную неделю.
Работы у меня в музейных соцсетях вдосталь, дочь слегка учится дистанционно (11 класс: все и так понимают, что им в данный момент нужно, а что нет), жена в кое-то веки дорвалась до собственных нотных и видеоархивов, приводит их в порядок, а попутно проводит глубокую ревизию в квартире, так что я ежедневно таскаю на мусорку большие мешки вышедшего из употребления, которое так и валялось бы годами дальше, если бы не.
Ещё повезло в том, что, помимо разрешённых продовольственных, у нас в шаговой доступности есть и разрешённый хозяйственный (о нём я уже рассказывал тут), куда жена с дочерью теперь иногда ходят: гораздо более бюджетный и полезный (с мужской точки зрения) способ шопинга, нежели общепринятый.
Из приятного следует отметить ещё, что мы проводим уже без малого месяц подряд в полном семейном составе (что чрезвычайно нам не привычно), и у нас – тьфу-тьфу-тьфу – нет пока и намёка на какие-то конфликты: посмотрим, что будет дальше.
Что касается грустного, то оно есть, его много, но всё оно связано не с личным, а с философическим.

Грустно, что человечество всё безнадёжнее впадает в жалкий инфантилизм, демонстрируя неприличную панику от всего лишь осознания того, что мы оказались чуть, совсем чуть-чуть более смертны, чем привыкли.



В бабочке

А ещё корону надел!


Спрашиваю у дочери, что нового в школе.
Та – после некоторого раздумья (вроде бы и ничего) – сообщает об одном происшествии: Лидия Николаевна (имя изменено) захотела на уроке почесать ногу, рукой не достала и почесала линейкой.
Вот и все новости. И слава Богу.
Кстати, примерно так же я воспринимаю недавние новости нашей общественной жизни.
Что же касается вируса царских кровей, то – сказал бы я вам, что обо всём этом думаю, но лучше воздержусь: отфрендите ещё, чего доброго, а вы мне дороги.
Одно расскажу: заходил я тут намедни в нашу консерваторию – весь коридор в китайцах! И, слава Богу, ни одного в маске: значит, наша внутренняя паранойя от внешней отстаёт. Покамест.



В бабочке

С Новым Годом!




Ну вот и предновогодние ёлочки позади – остались лишь постновогодние, и можно смело поздравить друг друга с наступающим!
На фото – я с моим молодым коллективом, после очередного «Салтана». Как метко заметил один добрый мальчик из первого ряда: «три ёлочки и два кактуса». Настоящую ёлку он считать не стал, а мне повезло в этот момент отлучиться за кулисы, переодеваясь в Деда Мороза, и я оказался без определения.

Collapse )

Ну а под катом – для любителей новогоднего хоррора – моя дочь, продолжающая семейные традиции, – вместе со своей лучшей подругой.
Счастья всем в Новом году, и главное – будьте живы!



В бабочке

Уфф…


В начале календарного года я поставил перед собой задачу провести 200 экскурсий. Это был мой сугубо личный план: официальный норматив – намного ниже. Не сказать, чтобы я делал что-то исключительное для реализации данного замысла, но – от работы не бегал, а её порой (у нас ведь как – то пусто, то густо, нет-нет, да и да) бывало выше крыши.
Уже к началу декабря у меня набралось 197 галочек, я предвкушал солидное перевыполнение, и тут – экскурсии кончились. Это, в общем, понятно: в декабре людям не до музеев – отчёты, контрольные и т.д., но всё равно – обидно не дотянуть такую малость. За две недели чудом добавил ещё две, всего одной не хватает! – а двадцатого – всё: музей закрывается на ёлочки.
И вот вчера вдруг! – каким-то волшебным ветром занесло группу первоклассников! Ну уж я на радостях такого им наболтал, напел и натанцевал – полуобморочные ушли. И тут – до кучи – ещё четверо пенсионеров из Барнаула!
В общем, поздравьте меня с перевыполнением плана на полпроцента, год – удался, к ёлочкам – готов!