Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

В бабочке

И о ревности


За многое благодарю я Бога и первое – за то, что не дал мне чувства ревности.
Любовь без доверия – абсурдна, обманувший доверие – любви не достоин: это, конечно, схема, – жизнь куда сложнее, но без этих рёбер жестокости вообще всё рухнет.
Это я теоретизирую к тому, что, просматривая этот ролик, определённо должен был бы ревновать, но нет – наоборот – наслаждаюсь.
И только попробуйте приписать мне мазохизм тут…





В бабочке

Клаудио Монтеверди/Карло Милануцци "Si dolce è'l tormento". Исполняет Марко Бисли.


Всякое барокко – в строку, а прочее всё – попса!



СЛАДКАЯ МУКА
вольный перевод с итальянского

Столь сладко страданье
Усталой душе,
Что с милой свиданья
Не жду я уже.
И взоры, и речи
Её бессердечны,
Нет жалости в ней.
Но в вечной разлуке,
Приняв эти муки,
Я стану сильней.

Напрасно надежда
Приходит ко мне:
Обманутый прежде,
Прозрел я вполне.
Ни лживой отрады,
Ни счастья не надо
Мне ждать наяву.
Один – в мире боли,
Но сердцем на воле
Теперь я живу.

По каменным тропам
Я буду брести,
Чтоб только за гробом
Покой обрести.
От горьких упрёков,
Терзаний жестоких,
От жалких обид
Стрела лютой смерти
Разбитое сердце
Моё исцелит.

Дай Боже, страданья
Не знать никогда
Прекрасной той даме,
Что так холодна.
Дай Боже… Но всё же
Однажды, быть может,
Она в тишине
От муки той сладкой
Вздохнёт и украдкой
Всплакнёт обо мне.



седой

Ещё о делах наших школьных, гендерных...


В продолжение прошлой темы: дочь вспомнила, как в шестом классе они с подружкой открыли безотказный способ борьбы с одноклассниками. Надо, широко раскинув руки, идти на них с кличем «Обнимашки!», и те, в панике вопя «Уйди от меня!», позорно покидают поле боя.
Да уж, в десятом классе это не сработает…
А недавно дочери поручили поставить в школе сценку из «Грозы». Дочь выбрала эпизод прощания Катерины с Тихоном, когда Кабаниха руководит всем этим процессом: «Что ж ты стоишь, разве порядку не знаешь? Приказывай жене-то, как жить без тебя… Чтоб и я слышала, что ты ей приказываешь! А потом приедешь, спросишь, так ли все исполнила».
Показали завучу. Та посмотрела и говорит: «Ну, всё хорошо». Подумала ещё и решила: «На День матери покажем».
Логично, в принципе.
Это в ближайшее воскресенье будет: с праздником, мамочки!



седой

* * *


Уже не помню, как мы в детстве показывали руками «много»? Разводили в стороны по типу «воооот такая рыбина»?
А моя дочь, показывая сколько им задали по литературе, шевелит пальцами, будто считает деньги: «воооот сколько на айфоне листать».



седой

Винченцо ди Паоло/Умберто Бертини "Chella lla". Исполняет Рено Тедди.




ПУСТЬ ОНА
вольный перевод с итальянского

Ярмо любви меня почти скрутило,
Но я рванулся прочь, что было силы,
И шея моя пуста,
И вновь на душе весна,
И снова в сердце грусти нет следа.

Путь она, пусть она
Сказала мне, что мной она сыта.
И думала, что страшно я расстроюсь,
Напьюсь, открою газ, нырну под поезд.
Пусть она, пусть она
Скучает у окошка дотемна.
Остаётся дома одна
Старой девой навсегда                        
Пусть она, пусть она, пусть она.

Вчера она записку мне прислала:
Прощаю, мол, давай начнём сначала –
Мартини куплю сама.
Но я не сошёл с ума.
Прощай, с тобой мы больше не чета!

Путь она, пусть она
Сказала мне, что мной она сыта.
И думала, что страшно я расстроюсь,
Напьюсь, открою газ, нырну под поезд.
Пусть она, пусть она
Скучает у окошка дотемна.
Остаётся дома одна
Старой девой навсегда                        
Пусть она, пусть она, пусть она.



седой

Там за утехами несется укоризна...


Шедши вчера в университет на свою «Русскую песню», подумал: а ну как мои турки теперь не придут?
Нет, пришли – все шестеро.
Вот и хорошо, думаю: они у меня самая дружная команда – вдумчивая, заинтересованная. Есть ещё немцы с финнами и корейцами, но там при музыкальном слухе – одна кореяночка, остальные – как рой пчёл: я среди них себя Винни Пухом ощущаю.
Заменил запланированное «Погоня, погоня в горячей крови» на «Ты постой, постой красавица моя» – хорошее занятие получилось, душевное.
А закончили – турки мои вдруг прощаться стали: в последний раз приходили – уезжают.
Вот так всегда: вкладываешь душу, налаживаешь гуманитарные связи, а тут попадёт кому-то шлея под мантию, и всё – отпелись.
Но я нашёл отличный способ борьбы с унынием: как только почувствую, что всё бесполезно, применяю запрещённый приём.
Говорю себе: а когда Корчак отказался покинуть воспитанников и пошёл с ними в печь – это тоже было «бесполезно»: детей-то он тем не спас. Так что – живой и местами здоровый – давай ковыряйся дальше и не канючь на своём рабочем месте.
Всем рекомендую – помогает.



седой

* * *


- Ничего ты не понимаешь! – сказала мне дочь вчера. – Просто у тебя никогда мужика нормального не было.
И я задумался. Вроде бы нечего возразить. Не было.
И ненормального тоже.
С другой стороны, у дочери тоже не было, так что – нечего наезжать.
Хотя был. Я. Вполне нормальный мужик, дурному не научу.
Однако, если в счёт пошли уже и платонические мужики, то, получается, и у меня нормальный мужик был. Мой отец – отличный мужик, поискать такого.
Интересно, а самому себе можно быть нормальным мужиком?
Или это уже сексизм получится – дискриминация женщин: они-то уж вряд ли могут быть себе нормальными мужиками?
Или могут?
Как это всё сложно.



седой

* * *


Есть у меня друг.
Я писал о нём – дам ссылку, чтобы не повторяться.
http://gomazkov.livejournal.com/32180.html
На следующей неделе – по пути из Европ на свой Дальний восток – он заедет ко мне в гости, к большой моей радости.
Узнав об этом, я, по обыкновению, сделал пометку в стенном календаре, чтоб не ошибиться с датой.
А на днях заговорили с дочерью о смешных фамилиях и о том, что людям с умом и чувством юмора они не помеха.
- У одного моего друга такая фамилия, что помереть можно, а он профессор философии и живёт полной жизнью на зависть всем! – говорю.
- Какая фамилия?
Сказал.
- А-а-а… – вдруг говорит дочь. – То-то я смотрю, у тебя в календаре что-то странное написано!
Гляжу на календарь, надев очки для верности, а там жирными буквами начертано БЛЯ ХЕР – даже пробел случайно получился.
Какая у меня деликатная барышня растёт – промолчала, не спросила, с чего это отец вдруг срамословить удумал.



седой

Разоблачительное - 2


Ещё в детстве, узнав, что мужчины и женщины застёгиваются на разные стороны, я отметил некую несправедливость, как мне тогда казалось, в распределении этих сторон: ведь, чтобы расстёгиваться одной рукой, мужчине приходится использовать левую, а женщине – правую, что для большинства гораздо удобнее.
Однако в молодости я убедился в том, что если напротив располагается женщина, то расстёгивать её кофточку приходится как раз левой – а она (рука) уже натренирована «на себе». Господа гусары – молчать.
Если же перед вами женщина в мужской рубашке (что бывает нередко – особенно в определённых обстоятельствах), то расстёгивать надо правой – а это не составляет большого труда даже без тренировки.
Женщина же – и себя, и кавалера напротив – раздевает правой, так как мужчины пока ещё не так часто носят женскую одежду.
В общем – всё весьма разумно устроено.



седой

Попой-ка про попойку


Несколько лет назад случайно посмотрел по «Культуре» скандальную постановку скандального режиссёра Чернякова «Евгений Онегин» в Большом театре и мне почему-то понравилось.
Вернее, третий акт не понравился, а первые два понравились.
Особенно утро после бала у Лариных: гости, уснувшие вповалку – кто прямо за столом, а кто и под ним – вяло шевелятся, Ольга бродит меж тел в поисках серёжки, тут является Ленский с двустволкой – он полон решимости закончить вчерашний разговор с негодяем Онегиным. Не снимая дублёнки, поёт он своё «куда, куда», но никто не обращает на него внимания, вернее, никто с похмелья и не помнит, что там произошло вечером. Лишь добрая старушка Ларина пытается указать дочери на страдания жениха, но та лишь пренебрежительно отмахивается: дескать, пусть себе чудит, шут гороховый. Наконец, раздосадованный Онегин решает отобрать у сумасбродствующего приятеля ружьё, и тут раздаётся случайный выстрел.
Только тогда дурочка Ольга понимает, что произошло непоправимое, и после канонического «Убииииит…» звучит её полный ужаса вопль, которым и заканчивается второй акт.
Да, в пересказе это похоже на издевательство, но на сцене выглядело очень достоверно. Пусть не «Евгений Онегин», а, скорее, «Дядя Ваня», но очень похоже.
А на днях, перечитывая Пушкина, я дошёл до соответствующего места в первоисточнике и с изумлением прочёл то, на что до сих пор, к стыду своему, внимания не обращал (или обращал когда-то, но давно забыл):

Всё успокоилось: в гостиной
Храпит тяжелый Пустяков
С своей тяжелой половиной.
Гвоздин, Буянов, Петушков
И Флянов, не совсем здоровый,
На стульях улеглись в столовой,
А на полу мосье Трике…


Вот так – и никакого издевательства над классикой, оказывается. Режиссёр просто прочёл оригинал внимательнее, чем я, а дальше уже заработала его фантазия.
Записываю ещё один урок себе – с тыльной стороны os frontale: Вам снаружи не видно, что там написано, но – есть там запись, есть.