Category: праздники

Category was added automatically. Read all entries about "праздники".

В бабочке

На маскараде


Где ж ещё провести воскресный благостный вечер накануне адовой жары, как не на футболе! Тем более что – я уже писал тут об этом – стадион стоит на диком, поросшем ивняком, берегу Казанки.
Позавчера, правда, выяснилось, что на берегу противоположном возвели станцию – то ли лодочную, то ли спасательную. Но лодок нет и спасать некого: не уток же с многочисленным потомством? Не лихого же вейксёрфера, мчащегося за катером? Его, чтоб спасти, ещё догнать надо.
Приятная новость: среди футбольных стюардов всё больше дам. Вы не поверите, одна молоденькая стюардесса меня ощупывала при входе! Думал телефончик попросить, но из-за маски не решился: вдруг крокодил какой – не поймёшь ведь.
А вот теперь точно не поверите: прошёл я, значит, шмон-контроль, иду к турникетам, и тут другая дама – в летах – мне кричит:
– У вас какой сектор?
– Сто двадцать седьмой, – отвечаю.
– Это ко мне, ко мне! Вы ведь Гомазков? Я сразу вас узнала!
– Да, – изумляюсь, – откуда?
– Я на ваших выступлениях бываю в музее Боратынского.
Невероятно. Я понимаю, слава ходит по пятам, но чтоб так – на стадионе, под маской?



В бабочке

С Праздником!


Милые мои дамы!
Будьте по возможности счастливы!
Люблю вас!
И дедушка (впрочем, тут он ещё юноша) Крылов тоже вас любил – в том нет сомнений: вы только послушайте – как-нибудь на досуге...





В бабочке

Львиные дни


Пробыв вчера на службе с девяти до девяти, не смог отметить тут день рожденья своей несравненной супруги, а сегодня – уже день рожденья отца.
Отмечу весь прайд разом, а сам – выступлю в роли подыгрывающего.






седой

С Днём Победы!




Эта неизвестная песня интересна тем, что слова написал автор военных куплетов "Синего платочка" Михаил Максимов.
Человек не самой творческой профессии – технолог питания, поэзией он занимался на войне, после ранения оказавшись во фронтовой газете, где писать надо было всё и много.
После войны преподавал в институте торговли, был директором ленинградского ресторана "Метрополь", любил ходить в филармонию и билеты брал всегда на галёрку, потому что музыку предпочитал слушать стоя.



седой

Мир, труд, мать... мать... мать...


Ну, вот и преодолены – на жилах – пять праздничных, а значит, наводнённых туристическими группами дней.
Предвидя грядущий завал, я сделал то, что позволяю себе редко: взял на работу поллитровочку беленькой и перед каждой экскурсией выпивал маленькую рюмочку, дабы поддержать угасающий от частого повторения драйв.
Надо сказать, расчёт мой оказался аптекарски точным: бутыли хватило ровно и в обрез. Перед началом последней – пятнадцатой экскурсии я налил посошок, опустошив бутыль досуха, – из чего следует бессмысленный, но однозначный вывод: ёмкость рюмки составляла тридцать три и три в периоде грамма.
Такой гармоничный финал аврала утвердил меня в своей правоте, и мне теперь совсем не стыдно.
Надеюсь, и вы, друзья, меня не осуждаете: когда-то я мог выпить пресловутую поллитру за вечер – так я себе представлял праздник в оны годы; а теперь – одолел её за пять праздничных дней: иные времена, иные нравы…



седой

Зелёная лампа


Сегодня день рождения Боратынского, а я лежу гриппую, мне скучно.
Давайте поиграем чуть-чуть?



Эта лампа из экспозиции нашего музея, принадлежавшая Евгению Абрамовичу, называется «бульотка» (от французского bouillotte «грелка»).
Классическая бульотка включала бронзовый канделябр и абажур – непременно зелёного цвета – который можно перемещать вверх и вниз по вертикальному стержню.
Почему зелёного? И зачем нужна изменяемая высота абажура?
Кто азартен, попробуйте отгадать, остальных приглашаю под кат.

Collapse )