Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

седой

ДО ПЕТРОПОЛЯ И ВСПЯТЬ


Всем привет, я приплыл!

ГОРОД ЧЕРЕПОВЕЦ

На корме после плясок вечерних
снова тихо, и дождь перестал.
Вся в огнях, будто ёлка в сочельник,
как прекрасна в ночи Северсталь!

Каравеллами дымные домны
проплывут, отражаясь в Шексне,
и взгрустнётся умильно и томно
человеку советскому –
мне.

Collapse )


седой

Под литерой "Ж" (читая дам) - 3


Так понравилась формулировка одной френдессы: «Я не желаю поражения своей стае», что захотелось поделиться собственными наблюдениями и мыслями о мотивах тех, кто поражения своей стае желает, а таких немало.
Причём, желает не из какой-то личной корысти, а «для души».
«Пораженцы» эти делятся, если грубо, на две категории.
Первые считают, что наша стая – единственное кровожадное разбойничье племя в джунглях: остальная сельва представляет собой Аркадию, населённую исключительно стадами мирных агнцев.
Комментировать столь экзотически-пасторальный взгляд на мир нет большого смысла.
Интереснее вторая категория «пораженцев»: они считают, что другие хищные стаи в джунглях есть, но им позволительно нападать на овины и резать скот, а нашей – нет.
Почему? Ответ на этот вопрос делит данную категорию на два подтипа.
Первый – самый распространённый. Другим можно, а нам нельзя, потому что мы хуже других. Наша стая – неправильная. Мы только называемся волками, а на деле мы – бешеные псы, которых настоящие – гордые и красивые волки должны либо уничтожить, либо принудить жить тихо, со всей собачьей кротостью довольствуясь падалью с волчьего стола.
Этому взгляду не откажешь в известной логике: по крайней мере, он честен.
Но есть ещё один взгляд, не столь распространённый, но самый интересный.
Другим можно, а нам нельзя, потому что мы лучше других. Мы не имеем права уподобляться каким-то плотоядным, наша высокая миссия в том, чтобы жить, как птицы, даром Божьей пищи, и какое нам вообще дело до других: мы сами должны быть совершенны, ни на кого не кивая.
На практике, правда, этот тезис обычно означает: «как жаль, что Я – само совершенство, а стая никак не может соответствовать моему уровню», но это, в сущности, уже детали.
Проведя сей нехитрый самодеятельный анализ, я чувствую себя в наших джунглях теперь гораздо спокойнее: по крайней мере, я уже знаю, кто это всё норовит цапнуть за пятку.



седой

ДО МОРЯ И НАЗАД (Туда)


Всем привет!
Я почти вернулся, но слов пока нет.
Предвидя эту ситуацию, положил себе писать по стишку в день: не сильно задумываясь – по-акынски.
Выкладываю пока первую часть, а там поглядим.


УГЛИЧСКОЕ ВОДОХРАНИЛИЩЕ

Где сливаются Пукша и Жабня –
их затопленных устьев уста –
возмущённо колышутся жабры,
дерзок плеск плавника и хвоста.

Под водою, витою, как локон,
шелестят чьи-то речи, струясь.
Слышно:  «Ух, и карась же ты, окунь!»
А в ответ: «Ох, и щука ты, язь!»


Collapse )



В бабочке

Андерсон "Bungle In The Jungle". Исполняет "Джетро Талл".



ПЛЯСКИ В ДЖУНГЛЯХ
вольный перевод с английского

Гуляем по джунглям. На пальмах царит интим:
Мартышки вопят из набитых битком квартир.
Они поступают с кокосами мудро:
Напитки на вечер, закуска на утро.
Пантеры и тигры, все поодиночке,
Быстры, но ленивы, и дремлют в тенёчке…

А мы на углях спляшем в джунглях!
Жарко пяткам – ну и что ж?
Здесь я Тигр – ты со мной ляг.
Я Змея – если мимо пройдёшь!

Но чуть зазевался ты или отстал на шаг –
И тут же – клыки на загривке и рык в ушах.
Не очень поспоришь с когтями на горле,
Одно утешенье, что кто-то накормлен.
На камне напишут: спасибо за ужин!
Отрадно, что в жизни кому-то был нужен…

Тут реки полны крокодилами наяву.
Кто создал котят, тот и змей запустил в траву.
Хозяева жизни, а сами в ней пешки,
Лущат свои дни, как мартышки орешки.
Игра при любой состоится погоде!
Кто за день не съеден – с утра на охоте…



В бабочке

Дочь тоже борется с режимом


Был на репетиции дочкиного драмкружка.
Пьесу написал их режиссёр собственноручно: далеко не Маршак и не Заходер, но дело не в этом.
Сюжет вкратце таков: где-то в чаще дремучего леса вдруг пробился юный чистый родник (в исполнении дочери). На водопой спешат ликующие звери, начинается братание, переходящее в давку, и тут появляется медведь:
- Что за митинг на Болотной?
Бандерлоги собрались!
Чую свежий запах водный…
Мелочь, эй, посторонись!

А ёжик ему отвечает:
- Пей, Потапыч, сколько хочешь!
(И в сторону) Чтоб ты лопнул поскорей…
Ох, чует моё сердце, посодют…




В бабочке

* * *


Театральный кружок, куда ходит дочь, расположен на территории детского ботанического сада – что-то вроде «станции юннатов».
Вдоль тропинки стоят три мохнатых кипариса (хотя ниже, в комментариях, меня уже поправили, что это туи). Поравнявшись с ними, слышим вдруг совершенно не зимний птичий гвалт.
Это воробьишки, хоронясь от мороза, забились в густую пирамидальную крону и до того пригрелись там, под зелёной черепицей, что начались у них весёлые свары совсем не по сезону.
Закроешь глаза, задержишь дыхание, и кажется: на дворе апрель. Птицы на гнёзда садятся.